18. Исповедник о. Феодор Андреев

18. Исповедник о. Феодор Андреев

В широких кругах катакомбной Церкви большим уважением пользовалось имя молодого священника о. Феодора Константиновича Андреева, скончавшегося в Петрограде весной 1929 г. от скоротечной чахотки. Его по праву можно отнести к лику «почитаемых усопших».

Молодой профессор Феодор Константинович, белокурый, высокий и худой, впервые приобрел известность в «Доме Ученых», выступая в 1921-22 г. с докладами на философские темы в строго православном духе. Тогда еще можно было, хотя бы замаскировано, под видом философии, утверждать в вере малодушную, ущемленную революцией интеллигенцию. Помнится блестящий его доклад «Происхождение Зла». Но в то же время он тонко, умно и тактично опровергал униатского Экзарха о. Леонида Федорова и талантливую — Ю. Н. Данзас, до своего ареста в 1922 г. проповедовавших среди профессуры унию с Римом, как единственный путь духовного и политического возрождения России. Благодаря Феодору Константиновичу из всего научного мира приняли унию лишь молодая научная работница Пруссак и поэт Дмитрий Александрович Крючков, псаломщик церкви св. Пантелеймона. Трагична их судьба. Пруссак была арестована в 1923 г. и еще до конца следствия сошла с ума, а Д. А. Крючков провел 9 лет в заключении: 1924-25 гг. — в одиночном заключении Александровского Централа в Забайкалье; 1925-28 гг. — в Иркутском изоляторе и 1928–1933 гг. в Кузнецких концлагерях на рудниках Араличева и Осиновки. Освобожденный в 1933 г. он поселился в Ярославле и в 1936 г. приговорен снова к 15 годам заключения.

В 1924 г. Феодор Константинович принял сан священства и назначен младшим священником Сергиевскаго, б. всей артиллерии, Собора. Молодой пастырь выделялся аскетизмом, строгой жизнью и строгостью исповеди. К нему потом ходили сотни петроградцев на исповедь; но многих он не допускал к причастию. Нам известны случаи, когда он не допустил к причастию вдову профессора Военно-Медицинской Академии за посещение антирелигиозного спектакля в театре. Другой прихожанке предложил либо венчаться в церкви, либо отказаться от многолетнего сожительства с одним профессором, без чего не допустил ее к причастию.

Его проповеди производили сильное впечатление. Слава молодого пастыря росла. Летом 1927 года настал час испытания всему духовенству.

Митрополит Серафим (Чичагов), все викарии, кроме Епископа Димитрия Гдовского (Любимова) и Сергия Нарвского пошли за митрополитом Сергием по пути компромисса; среди них и оба митрофорных протоиерея Сергиевского Собора: Настоятель о. Иоанн Морев и о. Василий Запольский.

Пришлось молодому о. Феодору покинуть свой первый храм и перейти в Собор Воскресения на Крови, где собралось непризнавшее митр. Сергия духовенство: настоятель прот. о. Василий Верюжский, прот. Сергий Тихомиров, прот. о. Александр Тихомиров, свящ. Николай Прозоров, свящ. Никифор Стрельников, прот. о. Викторин Добронравов и др. Осенью 1928 г. о. Феодор был арестован. Неведомы нам условия его заключения; но вскоре у него кровь хлынула горлом. Тюремные врачи установили туберкулез горла и экссудативный плеврит. На очередном допросе ему предложили свободу, если он поддержит митрополита Сергия. Следователь Макаров рисовал перед исхудалым, полуживым пастырем «прелести» процветания Церкви, признанной коммунистической властью и пользующейся правами юридического лица.

— «Не надо нам ваших советских прав, оставьте нам святое наше бесправие» — ответил о. Феодор.

Когда тюремные врачи определили, что ему осталось не больше месяца жизни, ГПУ сделало красивый жест: его отпустили домой без всякого приговора. Вернувшись, он слег. Кровь неоднократно шла горлом, но слабым голосом он увещевал посетителей быть верными Церкви Христовой и своему Архипастырю Митрополиту Иосифу Петроградскому (Петровых), находившемуся в ссылке и впоследствии в 1936 г. расстрелянному.

В апреле 1929 г. скончался о. Феодор и его похороны явились последней в Петрограде картиной служения будущих мучеников и исповедников.

У гроба его собрались Епископ Димитрий (расстрелян в 1938 г.), прот. Сергей Тихомиров и о. Николай Прозоров (расстреляны в августе 1930 г.), юный псаломщик Карцев, сын директора Морского Корпуса (расстрелянный в 1931 г.), и огромное количество пастырей и мирян.

(По словам известного проф. СПБ Дух. Академии А. И. Бриллиантова (умер от дизентерии во время этапа, направляясь в концлагерь «Свирь-лаг», в июле 1930 г.), на похоронах о. Феодора Андреева было много тысяч народа; «со времени похорон Достоевского не было таких похорон»).

Имя о. Феодора Андреева благоговейно произносили в молитве верующие петроградские пастыри и миряне и в Соловках и на Беломорканале, в рудниках, Кузбассе, в степях Казахстана и в снегах далекой Колымы.

Дополнительные сведения о проф. прот. о. Феодоре Андрееве сообщил его друг проф. И. М. Андреев. Приводим эти сведения.

Феодор Константинович Андреев происходил из купеческой семьи. Родился он в 1888 г. По окончании среднего образования он поступил в СПБ Институт Гражданских Инженеров, но с 4-го курса ушел и перешел в Московскую Духовную Академию, которую и окончил. Затем он получил профессорскую кафедру в Московской Духовной Академии («Систематической философии и логики», приняв ее от известного богослова и проф. о. Павла Флоренского).

В 1821-22 гг. прот. Ф. К. Андреев, переселившийся в Петроград, изредка выступал с докладами или, чаще, в прениях по докладам в «Доме Ученых» и в «Доме Литераторов». Особенно ярко было его выступление в «Доме Ученых» в прениях после доклада проф. Н. О. Лосскаго, в 1921 г. «О природе сатанинской», когда молодой профессор, с огромным пафосом и обширной эрудицией, раскритиковал маститого философа Лосскаго, прочитав как бы контр-доклад на тему «Происхождение зла».

После расстрела академика Н. И. Лазаревскаго, бывшего директора «Дома Ученых», главой этого «Дома» стала Юлия Николаевна Данзас. Бывшая фрейлина Императрицы, доктор Всеобщей Истории Сорбонны, Ю. Н. Данзас в это время стала обнаруживать склонность к католичеству и проповедовать унию с Римом, как единственный путь для спасения России. Тонкая и глубокая критика католицизма, неустанно проводимая проф. Ф. К. Андреевым, совершенно парализовала влияние Ю. Н. Данзас. В 1922 г. Данзас была арестована и выслана сначала в Иркутск, а затем в Соловки. После освобождения, в 1930-х годах, ей удалось эмигрировать в Италию, где она за несколько лет до своей смерти приняла католичество.

В 1924 г. проф. Ф. К. Андреев принял сан священства и был назначен младшим священником Сергиевскаго, бывш. всей артиллерии Собора, где настоятелем был митрофорный протоиерей о. Иоанн Морев. (Сергиевский собор находился на углу Литейного пер. и Сергиевской улицы. Ныне он разрушен и на его месте выстроен огромный дом ГПУ).

В 1927 г. о. Феодор Андреев был возведен в сан протоиерея.

Отец Феодор Андреев прославился своими замечательными проповедями, слушать которые собиралось так много народа, что огромный Собор не мог вместить всех желающих услышать вдохновенное православное слово. Среди слушателей было много профессоров и студентов Военно-Медицинской Академии и Университета и научных сотрудников Академии Наук, которые постепенно стали становиться духовными чадами о. Феодора.

Лето 1924 г. о. Феодор с женой и двумя младенцами-близнецами (Аней и Машей) проводил в Царек. Селе, называвшемся тогда Детск. Селом, недалеко от Санатории Дома Ученых КУБУ (комиссии улучшения быта ученых. В этой санатории в то время находился и я вместе со своим учителем и другом проф. С. А. Аскольдовым. Последний и познакомил меня с о. Феодором. Большинство из находившихся в этой Санатории были уже духовными чадами о. Феодора. В садик дачи, где жил о. Феодор, часто ходили академики, профессора Университета, Консерватории и другие научные работники. Обычно о. Феодор сам возился и нянчился со своими малютками, а когда они спали, то в саду происходили беседы на духовные и философские темы. Следует отметить, что в это время о. Феодор начал расходиться все более и более со своим бывшим профессором и другом о. Павлом Флоренским, находя его недостаточно православным и даже находящимся в тонкой прелести. В это же время о. Феодор, наоборот, стал особенно сближаться с известным мыслителем проф. Михаилом Александровичем Новоселовым. М. А. Новоселов, бывший в молодые годы другом Л. Н. Толстого и блестящим профессором Московского Университета (по кафедре классической филологии), издававший очень популярную среди интеллигенции религиозно-философскую библиотечку (маленькие розовые книжки), постепенно, но неуклонно рос духовно, сблизился с о. Иоанном Кронштадтским, а затем с оптинскими старцами и, наконец, стал одним из самых твердых и ясно-мыслящих православных мыслителей, боровшихся с ядом модернизации. Он выступал с обличениями о. Павла Флоренскаго, о. Сергия Булгакова, Бердяева, Мережковского и иже с ними. Жил Мих. Ал. в Сов. России нелегально, скрываясь у своих многочисленных друзей, меняя города. Часто он приезжал в Петроград, неизменно останавливаясь у о. Феодора Андреева. Арестованный, наконец, в 1928 г. Мих. Ал. Новоселов отбыл 10 лет Политического Изолятора, а затем (в 1938 г.) был отправлен в ссылку в Сибирь, откуда уже никаких больше сведений о нем не имеется.

С 1924 г. до 1928 г. о. Феодор Андреев состоял профессором Догматического Богословия и Литургики на так называемых «Пастырских Курсах» в Петрограде. Ректором этих курсов (которые были фактически настоящей Духовной Академией) был профессор Иван Павлович Щербов, читавший там и нравственное богословие. Эти «Курсы», помещавшиеся в Православной Эстонской Церкви, являлись противовесом еще двум Богословским Институтам, имевшимся в то время в Петрограде: один из этих Институтов был обновленческий, а другой (где подвизались профессора протоиереи Чуков, Чуев и Чепурин, проф. Холопов и др.) — довольно либеральный, со всей своей профессурой ставший на сторону митроп. Сергия после его пресловутой Декларации. «Пастырские Курсы» вскоре после смерти их ректора — проф. И. П. Щербова — были (в 1928 г.) разгромлены.

Отец Феодор Андреев написал большой труд по Литургике, который, к сожалению, был сожжен из опасения жестоких преследований в 1941 г., перед войной, когда начались повальные обыски повсеместно в Петрограде и окрестностях.

После «Декларации» митрополита Сергия, как известно, начались многочисленные протесты епископата, духовенства и мирян. Писались послания, посылались делегации к митрополиту Сергию, и, наконец, начались «отходы» от него и созданной им «Советской Церкви». Петроградская делегация 27-го ноября 1927 г., возглавляемая епископом (позднее — архиепископом) Димитрием Любимовым в составе — протоиерея о. Викторина Добронравова, проф. И. М. А. и С. А. А., привезла из Москвы письменный ответ митр. Сергия, где последний категорически отказывался от перемены курса «новой церковной политики» и настаивал на необходимости сотрудничества Русской Православной Церкви с Советской властью. После этого начался раскол 1927 г. Первыми отложились Петроградцы, по благословению находившегося в ссылке митрополита Иосифа (Петровых) — еп. Димитрий Гдовский (Любимов), епископ Сергий Нарвский со своими паствами, написав 14–16 декабря 1927 г. специально мотивированное послание митрополиту Сергию. За это послание 70 летний архиепископ (возведенный в этот сан митр. Иосифом после поездки делегации в Москву) Димитрий (Любимов) и епископ Сергий Нарвский были преданы митрополитом Сергием на растерзание в ГПУ. Архиеп. Димитрий, по отбытии 10 летнего срока в Ярославском Политизоляторе, в 1938 г. был расстрелян. Епископ Сергий Нарвский был сослан и скончался в ссылке.

«Главным Штабом» петроградцев в это время — была квартира о. Феодора Андреева. Он составил «Послание» с которым поехала петроградская делегация в Москву к митрополиту Сергию. Он составил текст и формулу «Отложения» петроградцев 14–16 декабря 1927 г. (см. этот текст в книге проф. И. М. Андреева: «Краткий обзор истории русской церкви от революции до наших дней», 1951 г., издание Св. Троицкого Мон., Джорданвилль, Нью-Йорк, США). Он должен был и ехать в числе членов делегации 27 ноября 1927 г. к митроп. Сергию, но по болезни вынужден был остаться и вместо него поехал о. Викторин Добронравов (вскоре после того арестованный и сосланный в концлагерь Сибири на 10 лет, а после отбытия срока, снова арестованный, был сослан еще на 10 лет, без права переписки, что означало обычно приговор к высшей мере — расстрелу).

Митр. Иосиф, архиеп. Димитрий и епископ Сергий Нарвский — чрезвычайно высоко ценили о. Феодора Андреева, называя его «адамантом Православия», незаменимой «жемчужиной». Благоговели перед ним и Проф. С. А. Аскольдов, проф. А. И. Бриллиантов (умерший на пути в концлагерь в 1931 г.), проф. М. А. Новоселов, и мн. другие выдающееся богословы, философы и общественно-политические деятели.

Отец Феодор был худощавый, высокого роста, стройный, со светлыми русыми волосами и бородой, с чрезвычайно красивым, одухотворенным, но постоянно-бледным восковым лицом. Он страдал тяжелым, часто декомпенсированным, пороком сердца, а в последнее время болезнью горла. В 1928 г. он был арестован. Перед смертью был выпущен из тюрьмы «умирать дома». Умер он в апреле 1929 г.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Леонид Николаевич Андреев

Из книги Вера в горниле Сомнений. Православие и русская литература в XVII-XX вв. автора Дунаев Михаил Михайлович

Леонид Николаевич Андреев Одним из популярнейших литераторов начала XX века был Леонид Николаевич Андреев (1871–1919). Он по-своему пытался одолеть проблему правды в искусстве, исповедуя эстетическую теорию "двух действительностей", в которой "правде факта" он


Даниил Леонидович Андреев

Из книги София-Логос. Словарь автора Аверинцев Сергей Сергеевич

Даниил Леонидович Андреев Одним из пророков мистической псевдореальности, которая всё больше влечёт апостасийное сознание, стал для постсоветской образованщины писатель Даниил Леонидович Андреев (1906–1959). Его творчество оказалось широко доступным лишь в последнее


АНДРЕЕВ

Из книги Свет невечерний. Созерцания и умозрения автора Булгаков Сергей Николаевич

АНДРЕЕВ Иван Дмитриевич (1867–1927), рус. правосл. историк церкви и библеист, представитель *русской библейско–историч. школы. Род. в Орловской губ., в семье сел. священника. Окончил Орловскую ДС и МДА(1892). Преподавал философию в Таврической ДС; в 1895 перешел в МДА, где защитил


МАКСИМ ИСПОВЕДНИК

Из книги Оптинский патерик автора Автор неизвестен

МАКСИМ ИСПОВЕДНИК (MЈximoj Т `Omologht»j), прп. (ок.580–662), визант. подвижник, борец за Православие. Род. в семьеконстантинопольского аристократа; получил широкое образование, включавшее грамматику, риторику и философию. Служил первым секретарем при имп. Ираклии. После того как


VII. Св. Максим Исповедник (VII век)

Из книги Ефросиния Московская. Крестный подвиг матери Русской земли автора Афанасьев Владимир Николаевич

VII. Св. Максим Исповедник (VII век) В воззрениях этого глубокого богослова восточной церкви, который все еще ждет оценки и изучения [353], момент апофатический играет первостепенную роль, отрицательное богословие образует подоснову положительного. Мы познаем Бога, лишь


Иеросхимонах Михаил (Андреев)

Из книги Добротолюбие. Том III автора Коринфский Святитель Макарий

Иеросхимонах Михаил (Андреев) (†21 декабря 1897 /3 января 1898) В миру Максим Лукич Андреев, родом из московских мещан. Занятие имел на ткацкой фабрике и управлял некоей частью работавших там женщин. Некоторые из последних, как признавался он, во время работы покушались


Л. Андреев

Из книги Антология восточно–христианской богословской мысли, Том II автора Автор неизвестен

Л. Андреев ТРОИЦА Спокойные добрые лики, На тканях небесные блики И крылья неяркого цвета. Вы помните? – «Троица» это. И нимбов не надо Рублеву, Чтоб я позавидовал снова Простому открытому чувству, Надежде, Добру и Искусству. Глаза и улыбки погасли. Мне грустно, но все же я


Святой Максим Исповедник

Из книги Жития новомучеников и исповедников российских ХХ века автора Автор неизвестен

Святой Максим Исповедник


Ноября 27 (10 декабря) Священномученик Николай (Андреев)

Из книги История патристической философии автора Морескини Клаудио

Ноября 27 (10 декабря) Священномученик Николай (Андреев) Составитель игумен Дамаскин (Орловский)Священномученик Николай родился 8 февраля 1869 года в семье священника Александра Андреева в городе Виндаве Курляндской губернии. Окончил начальную школу и учительскую


III. Максим Исповедник

Из книги Ночь перед Рождеством [Лучшие рождественские истории] автора Грин Александр

III. Максим Исповедник Максим Исповедник жил в конце эпохи, которая в восточном греко–язычном мире явила глубокие системы мысли Александрийской школы, Каппадокийцев и Дионисия Ареопагита наряду со сложными (и часто запутанными) христологическими спорами. Он обладал