Амазонки

Амазонки

Этим именем древнее сказание называет народ, состоявший исключительно из женщин, не терпевших при себе мужей, выходивший в походы под предводительством своей царицы и образовавший особое воинственное государство. Для сохранения потомства амазонки вступали в связь с соседними народами, отсылая им детей мужеского пола, девочек же оставляли у себя для приучения их к войне и выжигали им правую грудь, чтобы она не мешала натягиванию лука. Отсюда произошло название «амазонки», т. е. безгрудые. Амазонки. жили на побережье Черного моря, при р. Фермодоне и близ р. Ирис, что ныне Иешил-Ирмак. Отсюда они предпринимали свои походы в Азию. Ими, согласно преданию, построены Эфес, Смирна и др. города. Уже Гомер упоминает о войнах Беллерофона (см.) и фригийцев с амазонками.

Царица их Ипполита (по другим рассказам, Антиопа) была убита Геркулесом, которому Еврисфей поручил отнять у нее пояс. Во время этого похода Тезей расположил к себе Антиопу (см.), вследствие чего амазонки вторглись в Аттику. Кроме того, они под начальством своей царицы Пентезилеи выступили против греков на помощь троянскому царю Приаму.

В позднейших сказаниях упоминается о царице амазонок Фалестре, посетившей Александра Великого, чтобы иметь от него детей. Миф об амазонках вошел не только в эпическую поэзию, но сделался предметом образовательного греческого искусства. Самые замечательные греческие художники древности, напр. ваятели Фидий, Поликлет, живописец Микон и др., изобразили амазонок в статуях, рельефах и картинах (битвы амазонок, приключения Фезея с амазонками и пр.). Сохранились античные подражания статуям великих мастеров, рельефы из Галикарнаса (см. это сл.), изображения на вазах и пр. В этих снимках амазонки представлены в идеально красивых формах женщин с обеими грудями, но с весьма развитыми мускулами.

Ср. Штейнер, «Ueber den Amazonenmythus in der antik en Plastik» (Лейпц., 1857); Мортман, «Die A.» (Ганновер, 1862); Дункер, «Geschichte des Alterthums» (4 изд., Лейпц., 1874); Клугман, «Die A. in der attischen Litteratur und Kunst» (Штутгарт, 1875).

Даже в Средние века не вполне исчезает сказание об амазонках. В период возрождения классицизма амазонки вновь воскресают не только в поэзии, но и в убеждении, что этот народ действительно существовал и притом в Африке и Америке; от них получила свое название река Амазонка.

Ср. Штрикер, «Die A. in Sage und Geschichte» (Берл., 1873)

Геродот о них рассказывает:

110. О савроматах рассказывают следующее. Эллины вели войну с амазонками (скифы называют амазонок «эорпата», что по-эллински означает мужеубийцы; «эор» ведь значит муж, а «пата» – убивать). После победоносного сражения при Фермодонте эллины (так гласит сказание) возвращались домой на трех кораблях, везя с собой амазонок, сколько им удалось захватить живыми. В открытом море амазонки напали на эллинов и перебили [всех] мужчин. Однако амазонки не были знакомы с кораблевождением и не умели обращаться с рулем, парусами и веслами. После убиения мужчин они носились по волнам и, гонимые ветром, пристали, наконец, к Кремнам на озере Меотида. Кремны же находятся в земле свободных скифов. Здесь амазонки сошли с кораблей на берег и стали бродить по окрестностям. Затем они встретили табун лошадей и захватили его. Разъезжая на этих лошадях, они принялись грабить Скифскую землю.

111. Скифы не могли понять, в чем дело, так как язык, одеяние и племя амазонок были им незнакомы. И скифы недоумевали, откуда амазонки явились, и, приняв их за молодых мужчин, вступили с ними в схватку. После битвы несколько трупов попало в руки скифов и таким образом те поняли, что это женщины. Тогда скифы решили на совете больше совсем не убивать женщин, а послать к ним приблизительно столько молодых людей, сколько было амазонок. Юношам нужно было разбить стан поблизости от амазонок и делать все, что будут делать те; если амазонки начнут их преследовать, то они не должны вступать в бой, а бежать. Когда же преследование кончится, то юноши должны опять приблизиться и вновь разбить стан. Скифы решили так, потому что желали иметь детей от амазонок.

112. Отправленные скифами юноши принялись выполнять эти приказания. Лишь только женщины заметили, что юноши пришли без всяких враждебных намерений, они оставили их в покое. Со дня на день оба стана все больше приближались один к другому. У юношей, как и у амазонок, не было ничего, кроме оружия и коней, и они вели одинаковый с ними образ жизни, занимаясь охотой и разбоем.

113. В полдень амазонки делали вот что: они расходились поодиночке или по двое, чтобы в стороне отправлять естественные потребности. Скифы, приметив это, начали поступать так же. И когда кто-нибудь из юношей заставал амазонку одну, женщина не прогоняла юношу, но позволяла вступить с ней в сношение. Разговаривать между собой, конечно, они не могли, так как не понимали друг друга. Движением руки амазонка указывала юноше, что он может на следующий день прийти на то же место и привести товарища, знаком объясняя, что их будет также двое и она явится с подругой. Юноша возвратился и рассказал об этом остальным. На следующий день этот юноша явился на то же место вместе с товарищем и застал там уже ожидающих его двух амазонок. Когда прочие юноши узнали об этом, они укротили и остальных амазонок.

114. После этого оба стана объединились и жили вместе, причем каждый получил в жены ту женщину, с которой он впервые сошелся. Мужья, однако, не могли выучиться языку своих жен, тогда как жены усвоили язык мужей. Когда, наконец, они стали понимать друг друга, мужчины сказали амазонкам следующее: «У нас есть родители, есть и имущество. Мы не можем больше вести такую жизнь и поэтому хотим возвратиться к своим и снова жить с нашим народом. Вы одни будете нашими женами и других у нас не будет». На это амазонки ответили так: «Мы не можем жить с вашими женщинами. Ведь обычаи у нас не такие, как у них: мы стреляем из лука, метаем дротики и скачем верхом на конях; напротив, к женской работе мы не привыкли. Ваши же женщины не занимаются ничем из упомянутого, они выполняют женскую работу, оставаясь в своих кибитках, не охотятся и вообще никуда не выходят. Поэтому-то мы не сможем с ними поладить. Если вы хотите, чтобы мы были вашими женами и желаете показать себя честными, то отправляйтесь к вашим родителям и получите вашу долю наследства. Когда вы возвратитесь, давайте будем жить сами по себе».

115. Юноши послушались жен и так и поступили: они возвратились к амазонкам, получив свою долю наследства. Тогда женщины сказали им: «Мы в ужасе от мысли, что нам придется жить в этой стране: ведь ради нас вы лишились ваших отцов, и мы причинили великое зло вашей стране. Но так как вы хотите взять нас в жены, то давайте вместе сделаем так: выселимся из этой страны и будем жить за рекой Танаисом».

116. Юноши согласились и на это. Они переправились через Танаис и затем три дня шли на восток от Танаиса и три дня на север от озера Меотида. Прибыв в местность, где обитают и поныне, они поселились там. С тех пор савроматские женщины сохраняют свои стародавние обычаи: вместе с мужьями и даже без них они верхом выезжают на охоту, выступают в поход и носят одинаковую одежду с мужчинами.

(Геродот. История. Книга IV. Мельпомена).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Похожие главы из других книг:

Война и мир в лесах Амазонки

Из книги автора

Война и мир в лесах Амазонки Видный советский этнограф М. А. Членов писал о традиционной культуре папуасов Новой Гвинеи, что порой она вызывает у нас чувство глубокого уважения, но порой и чувство не менее глубокого возмущения. То же самое можно было бы сказать о многих