Латин

Латин

В античнской мифологии Латин (Latinus) – эпоним латинского племени. Его имя мы встречаем уже у Гезиода в «Феогонии», где Латин считается сыном Одиссея и Кирки (Цирцеи). По Гезиоду, он был царем тирренов (этрусков), которые тогда жили к С и Ю от Тибра. Историк Каллий упоминает о Латине, как о туземном царе Италии, который женился на Роме, прибывшей из Трои, и был отцом Рома, Ромула и Телегона. По Тимею, Латин был царем Италии (Альбы), но не имел ничего общего с Энеем и троянцами. Позднее распространившиеся сказания о прибытии троянцев и Энея слились со сказаниями о Латине, и Латин является царем Лавиниума. По этим сказаниям троянцы, высадившись на италийский берег, были враждебно встречены аборигенами, но удержались в области между Лаврентом и троянским лагерем. Примирение пришельцев с аборигенами было скреплено браком Лавинии с Энеем; но так как троянцы стали грабить латинскую землю, то Латин соединился против Энея с рутульским царем Турном. При Лавиниуме произошла битва, в которой пали Турн и Латин, и Эней принял власть над аборигенами. Троянцы слились с латинами в один народ, названный, по Латину, латинским. Такова версия мифа, переданная Катоном в его соч. «Origines». По художественным причинам и политич. тенденции Виргилий своеобразно обработал сказание о Латине.

По «Энеиде» Латин, сын Фавна и лаврентской нимфы Марики, правил латинами, жившими в то время при устье Тибра, и имел резиденцию в укрепленном и богатом городе Лавренте. У него была единственная дочь Лавиния, отличавшаяся красотой, и руки ее добивались многие окрестные князья; в числе их был Турн, которому уже была обещана рука Лавинии. Дурные предзнаменования заставили Латина обратиться к оракулу Фавна, который изрек, что Лавиния должна выйти замуж за чужестранца. Выбор отца пал на Энея, который как раз в это время высадился на берег Италии. Война, последовавшая за высадкой Энея, была вызвана недоброжелательством оскорбленного Турна, который, наконец, пал в поединке. Латин заключил с Энеем вечный мир и оба народа слились в один. Латин является героем-эпонимом латинского племени, но не стоит на одной ступени с италийскими божествами – Янусом, Сатурном и Фавном, которых религиозное представление превратило в древнеиталийских царей. Если имя его живет в мифологии, то единственно благодаря связи сказаний о нем со сказаниями об Энее. Апофеоза Латина (он был назван впоследствии Juppiter Latiaris, Indiger) была следствием апофеозы Энея. Мифологический образ Латина не есть создание латинской народной веры и народного культа, но искусственный продукт греческой и римской мифографии. Н. О.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >