Религиозная норма? Рассуждение о методе

Религиозная норма? Рассуждение о методе

Предельно широкое понимание «религиозных практик» заставляет подвергнуть сомнению ту категорию, на которой, казалось, основаны все наши предыдущие рассуждения и от которой мы отталкиваемся при определении «практик», – речь идет о собственно категории религиозной нормы. П. Бурдье называет один из разделов своего главного труда по практикам «Иллюзия нормы/правила» (1llusion de la regie)9. В сущности, норма всегда иллюзорна. Норма всегда, в каждый момент ее применения, находится в состоянии динамического испытания. Конечно, норма кодифицирована в виде «ортодоксии», которая восходит к первым векам истории каждой традиции, именно поэтому она (норма) остается референтным центром всякой практики. Однако конкретное живое содержание нормы, как уже говорилось выше, существенно варьирует. Таким образом, изучение религиозных практик – это изучение не только самого процесса экспериментирования с нормой, но также и постоянного процесса религиозного нормотворчества (в духе выше цитированной мысли М. де Серто), соперничества за право легитимно представлять «изначальную», аутентичную норму, авторитетно интерпретировать ее и идентифицировать себя с ней (или с нормативным сообществом). Поэтому узловые понятия, которые будут открыто или незримо присутствовать на страницах этой книги, – это аутентичность, авторитет и идентичность.

Проблематика нормативной чистоты как реального стержня религиозных дискурсов, религиозных практик и религиозного авторитета (и как – увы, довольно часто – методологической основы исследований) порождает и определенный способ квалификации религиозных акторов – по степени их соответствия авторитетно установленной «чистой норме», по степени «аутентичности» их религиозности. Все в этой формуле подвижно и подлежит интерпретации – и понятие нормы, и понятие авторитетности, и даже понятие соответствия.

Тем не менее, как кажется на первый взгляд, нет другого более естественного способа мыслить акторов, кроме как относительно их положения на такой воображаемой «шкале соответствия». Один пример – интересное исследование В. Чесноковой, которая рассматривает официальную церковную норму как главный критерий воцерковленности10. Цель автора – создать некую классификацию категорий «верующих» согласно тому месту, которое каждый из них занимает на пути к официальному, каноническому идеалу воцерковленности; критериями являются частота посещения церкви, причастия, чтения Евангелия, строгость соблюдения поста и некоторые другие. Задача исследования – показать, как медленно и иногда хаотически люди возвращаются к древней, строгой модели православной культуры; индивидуальное нормотворчество рассматривается как отклонение, признак и критерий дистанции от конечной цели-идеала.

О сходной парадигме говорит Н. де Бремон д’Арс: во Франции в 1960-х годах религиозные практики также рассматривались в рамках нормативной модели (тем более что многие исследователи были тесно связаны с самой католической церковью); ко всем прочим религиям также прикладывалась «тридентская матрица». (Аналогично, В. Бобровников в своей статье отмечает, что в России к исламу и прочим религиям всегда применялась «православная матрица».) Авторы этой книги стремились уйти от нормативной модели; не будем пока судить, насколько им это удалось.

Понятие «воцерковленности», на которое опирается В. Чеснокова, иногда заменяется делением на «истинно верующих» («глубоко верующих») и всех остальных. Еще одно сходное деление (хотя и с другим акцентом), употребляемое в социологии религии, – core members vs. marginal members. Самым распространенным количественным критерием истинности веры является посещение церкви (службы, мессы). Посещение церкви (church attendance) – главная переменная, которая используется и для измерения общего «уровня религиозности», и для измерения «степени религиозности» отдельных групп. Кроме church attendance часто используются другие количественные переменные: совершение молитвы, чтение священных текстов, принятие причастия, совершение исповеди и т. д. (mutatis mutandis в других религиях). Выбор и оценка этих критериев зависит от исследовательской позиции: например, В. Чеснокова в цитированном выше исследовании говорит о том, что некоторые элементы «магии» не противоречат православной «воцерковленности», тогда как Б. Дубин в нашей книге, напротив, считает занятия «магией» признаком слабости православной идентичности; здесь сталкиваются и разные представления о православии как «идеальном типе», и, возможно, разные определения «магии». Переменные, отражающие практики, иногда дополняются, а чаще всего противопоставляются другим переменным – о верованиях – утверждению о вере в Бога, об отнесении себя к той или иной «конфессии», о посмертном существовании и т. д. Интересно, что данные о практиках, согласно конвенциям современной науки, считаются более весомыми, чем данные о верованиях. Именно практикующий («соблюдающий») человек полагается истинно верующим, он ближе к «аутентичной норме».

В нашей книге Н. де Бремон д’Арс разрабатывает и более сложную классификацию религиозной вовлеченности (adhesion religieuse), состоящую из пяти категорий. Этот пример классификации – уже достаточно сложный, построенный не только на количественных критериях. В то же время Н. де Бремон д’Арс использует для своей классификации и вполне количественную методику: он анализирует по приходским книгам суммы разного рода пожертвований, количество проданных свечек, суммы, оплачиваемые регулярно или по случаю за катехетические курсы, заупокойные мессы, крещения и браки, и пр. Ценность количественного метода для получения общей картины нельзя отрицать: именно цифры позволяют Б. Дубину в этой книге сделать интересные выводы, на которых мы еще остановимся. Впрочем, мы понимаем, что возможности опросов ограничены хотя бы потому, что, о чем бы ни шла речь – о практиках или о верованиях, – они (эти методы, т. е. surveys) оперируют декларациями; поэтому метод прямого подсчета практик (сумм пожертвований или свечек, как у де Бремона д’Арса) способен внести существенные уточнения11.

Позволяет ли этот последний метод полностью избежать отсылку к норме? Так или иначе, мы считаем важным подчеркнуть, что норма и аутентичность – социально-сконструированные (socially constructed) понятия, которые всегда являются объектом конфликта интерпретаций; что они суть символический капитал, право обладать которым или представлять который является предметом соперничества индивидов и групп; и поэтому все степени, мотивы и формы обладания символическим капиталом в каком-то смысле одинаково аутентичны. Мы снова возвращаемся к индивидуальным стратегиям Мишеля де Серто и уже цитированным мыслям авторов этой книги: если мы поставим под «методологическое сомнение» непоколебимость нормы, то перед нами предстанет более открытая и более динамичная реальность, учитывающая широкий спектр равноправных религиозных феноменов – от глубоко интернализованного трансцендентного опыта до знаковой, эмблематической религиозности и даже «религиозной моды». Вне этого многоуровневого видения невозможно понять религию в современной России.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Свобода и норма в апостольском богослужении

Из книги Толковый Типикон. Часть I автора Скабалланович Михаил

Свобода и норма в апостольском богослужении При обилии духовных дарований в апостольской церкви и широком применении их за богослужением, последнее тогда не могло не отличаться от нашего значительной свободой и разнообразием. Содержание богослужения обусловливалось


Отступление о методе [3]

Из книги Почему я не христианин автора Карье Ричард

Отступление о методе [3] В давние времена люди могли выдвигать какие угодно теории. Те из них, которые соответствовали имеющимся данным, считались заслуживающими доверия. Но со временем может набраться бессчётное множество противоречащих друг другу теорий. Мы можем


Что Вы думаете о таком методе лечения болящих как отчитки?

Из книги 1115 вопросов священнику автора раздел сайта ПравославиеRu

Что Вы думаете о таком методе лечения болящих как отчитки? иеромонах Адриан (Пашин)Так называемая отчитка применяется не для лечения той или иной физической немощи, болезни, а для исцеления от страшного духовного недуга — одержимости бесом. Конечно, освобождаясь от


Ненормативная лексика — это норма

Из книги Адин Штейнзальц отвечает на вопросы Михаила Горелика автора Штайнзальц Адин

Ненормативная лексика — это норма Адин Штейнзальц отвечает на вопросы Михаила Горелика«Человек с улицы хочет, чтобы с ним говорили на языке улицы. Именно так говорит политическая элита Израиля»— Знаете, в моем детстве радио играло колоссальную роль: детские передачи,


в) Норма христианской жизни

Из книги Начертание христианского нравоучения автора Феофан Затворник

в) Норма христианской жизни Под нормою разумеется здесь такое правило, которое, определяя цель человека и средства к достижению ее, дает руководительное указание, куда и как следует направлять жизнь свою. Предначертание такой нормы положено в создании человека по образу


Рассуждение

Из книги Лествица, или Скрижали Духовные автора Лествичник Иоанн

Рассуждение Послушание есть отложение рассуждения и при богатстве оного. [4: 3].Рассуждение рождается от послушания и смирения. [4: 105].Иоанн Савваит, чрез терпение скорбей и послушание, какой получил дар рассуждения? [4: 112].Рассудительный замечает только добродетели других,


3. Высшая норма

Из книги Христианский вызов автора Кюнг Ганс

3. Высшая норма Как бы ни было ограничено наше рассмотрение христианской реальности, необходимо ответить на один вопрос: чего в действительности человек должен крепко держаться? Если кто?то не желает связываться с истеблишментом, но и не желает поддерживать революцию,


3.6.2. Сущностные наставления в синтетическом методе порождения Бодхичитты из 12 положений: п.1–8

Из книги Бодхичитта и шесть парамит автора Тинлей Геше Джампа

3.6.2. Сущностные наставления в синтетическом методе порождения Бодхичитты из 12 положений: п.1–8 Шесть из этих положений были объяснены Майтрейей в Абхисамаяламкаре, некоторые из положений объяснены Шантидевой в Бодхичарьаватаре, некоторые разъясняются в Лочжонге. Все


3.6.9. Продолжение сущностных наставлений в синтетическом методе порождения Бодхичитты из 12 положений: п.9-12

Из книги Человек среди религий автора Кротов Виктор Гаврилович

3.6.9. Продолжение сущностных наставлений в синтетическом методе порождения Бодхичитты из 12 положений: п.9-12 9 положение — Возможность обменять себя на другихРечь не идет о том, что вы должны на самом деле поменяться местами с кем-то другим. Не об этом речь. Посредством


Религиозная философия и религиозная идеология

Из книги Евангелие от Иоанна автора Милн Брюс

Религиозная философия и религиозная идеология Подлинно философское мышление невозможно без внутренней свободы. Особенно это относится к мышлению поисковому, постигающему новые ориентиры. "Новые" – не в смысле небывалые, никому неизвестные, но в смысле открываемые


Рассуждение 1 (7:14–39)

Из книги Эволюция бога [Бог глазами Библии, Корана и науки] автора Райт Роберт

Рассуждение 1 (7:14–39) 1. Почему учение Христа поражает Его слушателей?2. Как Иисус обосновывает Свое утверждение о том, что в Нем «нет неправды»?3. Как Иисус оправдывает Свое нарушение закона?4. Почему утверждения Иисуса приводят в ярость власти?5. Какие различия в толковании


Искажение как норма

Из книги Террор во имя веры: религия и политическое насилие автора Эмануилов Рахамим

Искажение как норма В чем бы ни заключалась истина, касающаяся «разрыва с иудеями», источник нашей неуверенности в ней стоит держать в памяти. А именно: непосредственные преемники Мухаммада были заинтересованы в искажении его слов. Это не значит, что они целиком и


Материалы к теме «Святость как норма христианской жизни (пути к святости в современном мире)»

Из книги Пасхальная тайна: статьи по богословию автора Мейендорф Иоанн Феофилович

Материалы к теме «Святость как норма христианской жизни (пути к святости в современном мире)» Эта тема мыслится как итоговая, как заключение ко всему курсу, обобщение изученного материала. Ее задача – на основании всего того, что известно о святости и о святых, подумать о


Норма церковного устройства

Из книги автора

Норма церковного устройства Православная церковь — это содружество «автокефальных» церквей (возглавляемых их собственными епископами–предстоятелями), руководимое Вселенским Константинопольским патриархом, имеющим первенство по титулу, или по чести. Число этих