Возрождение окраин. Великий провинциальный администратор

Возрождение окраин. Великий провинциальный администратор

Имад аль-Даула умер, и его брат Рукн аль-Даула поспешил в Фарс, чтобы разобраться с насущными проблемами. Но первое, что он сделал, приехав в Шираз, – пришел на могилу своего брата у ворот Истахр, босиком и с непокрытой головой. Три дня он оплакивал его у могилы, а на третий день знать просила его вернуться в город. Он отослал часть имущества, оставшегося от старого правителя, их брату Муиззу аль-Дауле, что составляло сто семьдесят вассалов и сотню возов оружия с доспехами. Тогда знаменитый Ибн Амид, визирь Рукн аль-Даулы, приехал в Фарс обучать сына своего господина Фаннахусрава искусству править. Именовать юношу стали Адудом аль-Даулой.

«Нашим учителем, – часто говорил Адуд аль-Даула, – был Абу Фадл ибн Амид».

«Он был единственным человеком, – говорит его секретарь, – в рассказах о котором не может быть преувеличений. Он был самым ученым человеком своего времени. Не было в те времена человека столь образованного: он превосходно владел арабским и знал все его тонкости, разбирался в грамматике и просодике, умел находить слова и создавать образы, а также помнил множество доисламских и исламских стихов. Пока я знал его (а я семь лет дни и ночи проводил в присутственных местах), не было случая, что, услышав стихи, он не назвал бы имени поэта. Я слышал, как он цитировал неизвестных поэтов, и я не мог понять, зачем ему нужно было держать их в памяти.

Однажды я спросил его:

– Господин, почему вы тратите свое время на то, чтобы запоминать строки этих поэтов?

– Ты ошибаешься, – отвечал он, – я не трачу на это время, мне стоит только раз услышать их, чтобы запомнить.

И это была правда. Иногда я читал ему свои собственные стихи, в тридцать или сорок строф, и он, в знак доказательства, их повторял. Бывало, позже он просил меня рассказать снова, но без его помощи я не мог вспомнить и трех строк. Несколько раз он рассказывал, как в юности на спор запоминал тысячу строк в день. Так как он был слишком серьезным и достойным человеком, чтобы преувеличивать, я спросил его, как ему это удавалось.

– Я ставил условие, чтобы строки были выписаны, – отвечал он, – и, запоминая сразу по двадцать – тридцать, справлялся со всеми.

– Справлялся? – Я недоумевал.

Он объяснил:

– Мне никогда не нужно было возвращаться к ним, я читал их раз или два и приступал к следующей странице.

О его собственных сочинениях можно судить по собранию его дипломатических писем, вызывающих восхищение любого знатока. Также прекрасны его стихи, причем как легкие, так и серьезные.

Он умел толковать Коран, разбираясь в темных местах, и знал теории различных столичных школ. Он был великим ученым. В логике, в различных разделах философии, прежде всего метафизике, никто из его современников не отважился бы считать себя большим знатоком.

Я помню Амири, прибывшего к нему на своем пути домой в Хорасан, человека, состарившегося над трудами Аристотеля и считающего себя сведущим философом. Когда этот человек увидел всю его образованность, широту кругозора и проницательность, он смирил себя для того, чтобы снова учиться, и прочитал вместе с ним множество сложных сочинений.

Великого Мастера нельзя было назвать разговорчивым, он редко вступал в беседу, если кто-либо, способный оценить его ответ, не обращался к нему с вопросом. Тогда он оживлялся, и никто не мог сравниться с ним в изяществе речи и тонкости чувств. Он был обходительным, доброжелательным и простым в обращении, так что выслушивал каждого спокойно и с уважением, понимая все, что ему говорят, вне зависимости от того, о чем велась речь.

Велики были его познания в классических науках, но, когда речь шла о математике или механике, он был недосягаем. Он не имел себе равных в знании секретов точных наук – механики, для понимания которой нужны самые глубокие знания физики и геометрии, науки о неправильных движениях, в расчетах центров тяжести и многом другом, включая то, чего еще не знала Античность, в том числе невероятные осадные механизмы и удивительное метательное оружие, могущее наносить небывалый урон с огромного расстояния.

Он обладал небывалой ловкостью рук и актерским талантом. Я видел в комнате для приема близких друзей, как он ногтями выцарапывал на яблоках лица и запускал их, как юлу, и эти лица получались у него искуснее, чем у тех, кто использовал для этого соответствующие инструменты и тратил на это дни.

На поле боя и в походе он был храбр как лев. Стойкий, находчивый, он умел пользоваться любой возможностью, был благоразумным воеводой и хитроумным стратегом. Много раз он рассказывал о битве в Хан-Ланьяне, да благословит его Аллах. Военачальник дейлемитов преследовал сына его господина Рукн аль-Даулы и женщин и уже нагнал и захватил его обозы, когда с ним столкнулся Великий Мастер.

Он обычно говорил так:

«Сначала мои люди разбежались, и люди Ибн Макана начали грабить наше имущество. Я остался на месте, но только из гордости. У меня не было никакой надежды на победу, но только твердость человека, обреченного на смерть или пленение. Ведь когда я понял, в каком положении нахожусь, то сказал себе: даже если я вернусь отсюда живым и предстану перед моим господином, как я смогу взглянуть на него? И как я смогу оправдаться, если покинул самого близкого и самого любимого человека, единственную надежду его рода? Смерть показалась мне приятнее того, о чем я думал, и я решил умереть мужественно.

Но случилось так, что я стоял позади двух моих свернутых шатров, один из которых был на два шеста. Я видел, как на нем перерезали веревки и искали наживы внутри. Никто не мог подумать, что в таком бедственном положении я намерен оказывать сопротивление.

Я оставался на своем месте, а люди Ибн Макана были слишком заняты добычей, чтобы уделить мне внимание, а тем временем мой вассал Рувайн вернулся ко мне, за ним последовали еще несколько человек, а затем еще горстка арабов. Я дал приказ о контратаке, и мои люди поднялись с боевым кличем. Многих мы убили и многих захватили в плен, никто не ушел от нас, и через час после заката из всех воинов Ибн Макана в живых остались только пленники».

По известному письму Великого Мастера Ибн Хинду мы можем судить о его умении управлять. В нем приведено подробнейшее описание беспорядка, в котором он нашел Фарс, указаны ошибки его предшественников и необходимые меры, могущие исправить положение. Из этого послания можно узнать, что значило быть визирем. Только одно обстоятельство противостояло правосудию там, где это могло быть в его власти: его господин Рукн аль-Даула, имеющий силу, будучи вождем дейлемитов, все еще мыслил как грабитель, спешащий захватить добычу. Рукн аль-Даула не просчитывал конечных результатов своих действий, не думал о мерах предосторожности, которые могли бы помочь его делам в будущем. С целью угодить своим воинам, он мог позволить им что угодно, и этому никто не смог воспрепятствовать. Однако же у него действительно не было другого выхода, он не принадлежал к древнему правящему роду и не имел абсолютной власти среди дейлемитов. Он был их вождем благодаря своей щедрости, а раз армия к этому привыкает, отучить ее становится невозможным.

Как и Имад аль-Даула, его предшественник Рукн аль-Даула расточительно раздавал им земли, пытаясь щедрыми подарками предотвратить недовольство. Тем не менее его вассалы оставались надменными и жадными и хотели большего, чем могли получить.

В лучшем случае визирь мог иногда добывать средства на расходы правителя, отбирая у покорных и занимая у сильных. Из-за непрерывных требований воинов, как тюрков, так и дейлемитов, у правительства не было ни средств, ни возможностей для долгосрочного планирования. Скрываясь от просителей, они назначали тайные ночные встречи и, выезжая за город и сидя верхом, держали совет о том, где найти деньги на следующий день.

Любая неожиданно открывающаяся перспектива, при всем понимании ограниченности возможностей, ощущалась праздником.

Но когда визирем Рукн аль-Даулы стал Ибн Амид, все настолько изменилось, что его, возвращавшегося к себе из султанского дворца, ожидали только чиновники. И на аудиенциях нужно было обсуждать малозначительные непредвиденные события, которых не может избежать ни один правитель или министр. Ибн Амид создал организованную систему и привел дела в полный порядок, так что теперь мог тратить большую часть дня на учение и ученых. Он завоевал такое уважение среди воинов и гражданских, что ему стоило лишь взглянуть на человека с неодобрением, и тот слабел от страха, что я неоднократно видел. Ах, если бы только его господин желал заботиться о своей стране! Рукн аль-Даулу не тревожили вести о нападениях на караваны и стада. Что ж, говорил он, даже курды должны жить. Если таковы были его взгляды на закон и земледелие, что мог сделать его министр?

Но когда Ибн Амид приехал в Фарс учить сына своего господина, Адуда аль-Даулу Фаннахусрава, умению из умений – искусству королей: как следует править и как беречь свою страну, он увидел в Адуде аль-Дауле способного ученика. И этот правитель называл его только Великим Мастером или просто Мастером и был благодарен ему за успехи политики, за сохранение власти, защиту границ и победы над врагами, за покровительство земледелию и суровость к нарушителям покоя, за то, что тот смог сделать государство похожим на то, каковым оно было раньше.

Тот, кто, читая эти строки, не знает, сколько в действительности сделал Ибн Амид, может подумать, что я преувеличиваю. Но, клянусь Тем, Кто требует от нас только правды, я не преувеличил ничего».

В ночь второго четверга декабря 360 года в Хамадане умер Великий Мастер. Вместе с ним ушло из мира его величие, в самом полном смысле этого слова, и ни в ком после его смерти не соединялись все его добродетели.

* * *

Ночь и конь

Должны узнать меня снова,

Меч и пески,

Перо и бумага.

* * *

Беседа на пути домой от водопада в город

Напомнила о юности и яркости явлений природы.

Через полстолетья я, слабый и измученный раздумьями,

Вспомню месть, юность и новизну явлений,

Верблюдов, на холмы взбирающихся и спускающихся в долины,

И то, как собирал я щепки и разводил костер наш.

* * *

У расщелины сказал мне голос: под тенистыми ветвями моими

Многие влюбленные находили приют, сверкали молнии бурь моих

И искрился смех. Сейчас лишь камни гладкие мне

Грозы освещают.

Взглянул я и увидел земли, через которые ночами мчатся четыре ветра,

И вскричал: «Скажет ли один из них хоть, где он остановится?»

И голос ответил: «Отдых их в родных сияющих песках,

Где белый свет скрывает завтрашнее солнце».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Возрождение

Из книги Мир закатного солнца автора Бхайравананда

Возрождение Ветка скрипит, ворон сидит,небо пронзающий ветер шумит.Ветка умрет, ворон уйдет,небо погаснет, ветер уснет.Сила придет из ночного восхода,звездою украсив щит небосвода.Деревья в дубраве помолятся югу,вспомнят они вчерашнюю вьюгу.Поля серых мхов, вековые


1. Возрождение

Из книги Дорогами христианства автора Кернс Эрл Е

1. Возрождение Эпоха Ренессанса, которая в ведущих странах Европы относится к периоду 1350–1650 годов, знаменует переход от средневековья к Новому времени. Название, которое она получила от латинских слов «рождаться» и «снова», выражает идею возрождения культуры. Как термин


3. Возрождение

Из книги По образу Его автора Янси Филипп

3. Возрождение Сам Адам теперь развеян по лицу земли. Пребывая целиком в одном месте, он поддался искушению и пал. Будучи же развеян в прах, он наполнил собой вселенную. По милости Своей Бог собрал его останки и, пропустив через горнило благодати Своей, восстановил


Возрождение

Из книги Индейцы Северной Америки [Быт, религия, культура] автора Уайт Джон Мэнчип

Возрождение Фактором, содействовавшим началу движения в этом направлении, явился скандал вокруг нефтяного месторождения Типот-Доум. Президент У. Гардинг, администрация которого была известна своей нечистоплотностью, назначил министром внутренних дел адвоката


1. Возрождение

Из книги Настольная книга по теологии. Библейский комментарий АСД Том 12 автора Церковь христиан адвентистов седьмого дня

1. Возрождение а. Фундаментальное понятие. Возрождение — это творческий процесс, совершаемый Богом, благодаря которому душевный человек, не способный постигнуть духовное или жить по духу (1 Кор. 2:14–3:3), становится духовным и может по достоинству оценить Слово Божье и


Возрождение

Из книги Новый Библейский Комментарий Часть 1 (Ветхий Завет) автора Карсон Дональд

Возрождение Возвращение домой началось в 537 г. до н. э. по указу Кира (Езд. 1:2–4). По–видимому, оно происходило постепенно на протяжении нескольких десятилетий; когда Ездра через сто лет после указа Кира (458 г.) отправился в Иерусалим, он привез с собой большую группу


Возрождение

Из книги Откуда все это появилось? автора Рогозин Павел Иосифович

Возрождение После обзора всех этих вековых заблуждений христианства мы спрашиваем себя: что делать? Как нам быть? Как вывести Церковь из всех ее заблуждений, освободиться от наследий прошлого, прийти к исконной чистоте? Наш читатель-христианин, впервые встретившийся с


5. ВОЗРОЖДЕНИЕ

Из книги Настигнут Радостью автора Льюис Клайв Стейплз

5. ВОЗРОЖДЕНИЕ Итак, в нас заключен мир любви к чему–то иному, хотя мы понятия не имеем, к чему именно. Траерн В исторический Ренессанс я почти не верю. Чем больше я вчитываюсь в историю, тем меньше нахожу там следов некоей восторженной весны, охватившей Европу в


104. Возрождение Вед

Из книги Притчи и истории , том 1 автора Баба Шри Сатья Саи

104. Возрождение Вед Святой отшельник Дурваса был признанным знатоком Вед; музыка Самаведы была у него на устах, но во взоре его горел гнев. Поистине странное сочетание! Видя это нелепое несоответствие, Сарасвати, богиня речи, знания и освобождения, насмехалась над ним.


Возрождение

Из книги Теологический энциклопедический словарь автора Элвелл Уолтер

Возрождение см.: Обновление, Возрождение.


Возрождение

Из книги Эволюция бога [Бог глазами Библии, Корана и науки] автора Райт Роберт

Возрождение Эти потребности не исчерпывались вопросом загробной жизни. Основной смысл духовного спасения в христианстве — спасение души от проклятия и вечных мук, в этот термин вкладывается более широкий смысл. Для многих христиан спасением было не только ожидание рая,


Возрождение рукописи

Из книги Утерянное Евангелие от Иуды [Новый взгляд на предателя и преданного] автора Эрман Барт Д.

Возрождение рукописи Следующим героем нашего сюжета становится нынешняя владелица рукописи Евангелия от Иуды. Это Фрида Чакос-Нуссбергер, уроженка Египта, по национальности гречанка. С самого раннего возраста Фрида ездила по разным странам. Она училась в Школе перевода


Возрождение Израиля

Из книги Библия. Новый русский перевод (NRT, RSJ, Biblica) автора Библия

Возрождение Израиля 11 — В тот день Я восстановлю павшую скинию Давида.Заделаю в нем бреши,восстановлю руины,отстрою, как в дни древние,12 чтобы им обладать остатком Эдомаи всеми народами, которые были названы Моим Именем.Так говорит Господь, Который сделает это.13 Близятся


Возрождение Израиля

Из книги Очерки сравнительного религиоведения автора Элиаде Мирча

Возрождение Израиля 8 Не ликуй надо мной, неприятель!Пусть упал я — встану опять.Пусть во мраке сижу –светом будет мне Господь.9 Я согрешил перед Ним,потому я должен нести гнев Господень,пока Он не разрешит мое делои не оправдает меня.Он меня выведет к свету;я увижу Его


88. ВОЗРОЖДЕНИЕ

Из книги автора

88. ВОЗРОЖДЕНИЕ Еще один ритуал, ассоциирующийся с культом Матери–Земли, — это похороны умерших детей. Взрослых сжигают, но детей закалывают в землю, чтобы они могли вернуться в лоно Матери–Земли и родиться вновь: Terra clauditur infans (Дитя окутывается землей… — лат.)[997]. Законы