Глава третья

Глава третья

Итак молитесь за нас, братия, чтобы слово Господне распространялось и прославлялось, как и у вас.

Сам прежде молился о них, чтобы им утвердиться в вере, теперь просит их молиться за него, не о том просит, чтобы он не подвергался опасностям (ибо он на это обрек себя), но о том, чтобы слово Господне распространялось и прославлялось. Здесь просьба соединена с похвалой: как, говорит, и у вас, чтобы и все также покорились ему, как и вы. Так апостол ничего не просит собственно себе, но всего Божиего.

И чтобы нам избавиться от беспорядочных и лукавых людей, ибо не во всех вера.

Апостол говорит о тех, которые возражали против его проповеди и враждовали против догматов веры, каков был Александр медник. [3] На это он намекнул, сказав: ибо не во всех вера, то есть не все веруют, но достойные. Подобно тому, как если бы кто-нибудь сказал, что не все удостаиваются служить в царском воинстве, но только годные для этого. Он в то же время и ободряет их, представляя в них столько дерзновения пред Богом, что молитва их может споспешествовать успеху проповеди самого учителя их. Незаметно дает разуметь и о причиненных ему опасностях со стороны тех, которые противились слову. И то имеет для них немалое утешение, что Павел, будучи столь высок, все еще боролся с опасностями.

Но верен Господь, Который утвердит вас и сохранит от лукавого.

Выше сказал: избрал вас Бог во спасение, вместо: избрал для Себя. Итак, верен, то есть истинен Бог, и несомненно совершит то, что начал; и утвердит вас, как мы молились, так что вы уже не поколеблетесь, и сохранит, так что сатана не одолеет вас.

Мы уверены о вас в Господе, что вы исполняете и будете исполнять то, что мы вам повелеваем.

После того как апостол помолился за фессалоникийцев и сказал: Бог верен и, конечно, совершит начатое в вас дело спасения, но чтобы вы не подумали, что все зависит только от Бога, и потому не предались лености, вот теперь требует содействия и с их стороны, как бы так говоря: Бог верен и несомненно исполнит дело Свое, но при условии, что и вы будете трудиться. Заметь мудрость апостола. Он не сказал просто: уверены о вас, но в Господе, то есть мы веруем человеколюбию Божию, что оно исполнит вас силой, чтобы показать им, что все зависит от Бога. И не просто сказал: уверены в Господе, но: о вас, и: исполняете и будете исполнять, дабы они, все относя к Богу, не стали ленивыми. Должно все возлагать на Бога, но так, чтобы и самим действовать. Не удовольствовался сказать: исполняете, но прибавил: будете исполнять, показывая, что мы должны до последнего издыхания ревновать о добродетели.

Господь же да управит сердца ваши в любовь Божию и в терпение Христово.

Опять молится за них, показывая свое попечение о них. Так как он намеревался укорять некоторых из них, то наперед умащает сердца их, чтобы показать, что он делает им наказ тот от многой любви. И так сказал: Господь да управит сердца ваши, то есть сделает то, чтобы они пошли по правильному пути и не уклонялись с него. Ибо многое уклоняет от правого пути любви, и лихоимство, и тщеславие, и скорби, и искушения. Это и многое другое не дает нам идти к любви Божией и полюбить Его, как должно. Слова же в терпение Христово или так понимай: чтобы нам терпеть, как Он терпел, или так: чтобы мы с терпением ожидали Христа и не отчаивались, но твердо веровали, что Он исполнит, что обетовал. Сказав о терпении, апостол намекнул на скорби. Сочетал же с любовью и терпение потому, что любить Бога и значит — все терпеть за Него, без ропота, благодушно. Под Господом разумей здесь Духа, как заметил Василий Великий.

Завещеваем же вам, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа.

Часто мы говорили, что завещанием Павел называет более строгое наставление. Так и в настоящем случае, делая более строгое наставление, он говорит: не мы повелеваем, но Христос. Ибо что я говорю, то Он говорит. А Он нигде не заповедал предаваться бездеятельности.

Удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно.

То есть удаляться от всякого, кто живет бесчинно, то есть без дела, хотя бы то был богатый, или бедный, или святой. Ибо те, которые отказываются от полезных занятий, обыкновенно скоро впадают в празднословие и равнодушие. А это и есть бесчиние. Каким образом? Таким: кто ничего не делает, тот выходит из порядка (чина), положенного учителем. Поэтому апостол прибавляет следующее.

А не по преданию, которое приняли от нас.

Предание, которое я передал вам в своих поступках, сделавшись для вас образцом, ибо собственно это есть предание.

Ибо вы сами знаете, как должны вы подражать нам; ибо мы не бесчинствовали у вас, ни у кого не ели хлеба даром.

Мы не бесчинствовали, то есть не оставались в праздности. Бесчинием здесь апостол называет ничего не делание, как и выше. Ибо Бог положил быть человеку в труде, и для этого снабдил его пригодными к тому членами; так что кто остается праздным, тот выступает из чина Божия. Заметь, что апостол назвал даровой пищей то, что получает от них содержание. Но оно не было даровым, потому что он проповедовал. А трудящийся достоин своего пропитания.

Но занимались трудом и работою ночь и день.

Обрати внимание на усиление речи. Если наученные нами чему-либо не почитают нас ради Бога, то мы негодуем, как будто получили самую сильную обиду.

Чтобы не обременить кого из вас.

Особенно тяжело брать от слушателей. В настоящем случае об этом и говорит апостол, потому что фессалоникийцы были бедны.

Не потому, чтобы мы не имели власти, но чтобы себя самих дать вам в образец для подражания нам.

Апостол имел право не трудиться, так как был занят более важным делом, проповедью, и питаться на средства своих учеников; однако по доброте своей он трудился и кормил себя и находящихся с ним, чтобы научить этому и своих учеников.

Ибо когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь.

У вас (???? ????) вместо: с вами (??? ????). В первом послании апостол рассуждает об этом снисходительно, здесь же строже. Ибо если он сам трудился днем и ночью, хотя и не имел никакой нужды, то тем более другие должны были так поступать.

Но слышим, что некоторые у вас поступают, бесчинно, ничего не делают, а суетятся.

Поскольку ум наш находится в постоянном движении, поэтому, когда мы не занимаем его делами благопотребными, он предается делам непотребным, как и выше сказано, начинает заниматься разведыванием, как живут другие, а отсюда переходит в пересуды, празднословие и пустословие. Итак, следует трудиться, работая своими руками. Тому и милостыни просить не должно, кто, имея силы работать, предается праздности. Скажешь: я молюсь и пощусь. Но это не есть дело рук. Можешь и при этом иметь ручную работу. И если ты об этом нерадишь, то подлежишь суду, как празднолюбец. Скажут: как же того, кто учит, не приневоливают работать? У него есть работа важнейшая и труднейшая, которая не даст ему заняться ручными работами. На тебе же, лице частном, не лежит ничего такого, и ты грешишь, нерадя о труде.

Таковых увещеваем и убеждаем Господом нашим Иисусом Христом.

Поскольку выразился более строго, сказав: увещеваем, то опять с большей снисходительностью обращается к ним и говорит: убеждаем. Но чрез это увещание делается еще более веским и строгим.

Чтобы они, работая в безмолвии, ели свой хлеб.

Двух вещей требует от них: как от бесчинных — чтобы безмолвствовали, как от праздных — чтобы работали, ели свой хлеб, а не чужой. Ибо им не должно обращать взоры на чужие руки.

Вы же, братия, не унывайте, делая добро.

Смотри, как скоро смягчилось отеческое сердце, — тотчас же и сжалился, над ними. Удаляйтесь, говорит, от них и отделяйтесь, но, однако, не допускайте умирать с голода. Итак, что же из этого выйдет? Неужели кто, будучи уверен, что я его накормлю, останется праздным? Тебе достаточно удаляться от него и не придавать ему смелости, делая вид, что ты гневаешься на него. Хотя кто из них и после этого не исправится, но ты все же не унывай, делая добро.

Если же кто не послушает слова нашего [4], в сем послании, того имейте на замечании.

Некоторые прочитали: слова нашего (???? ????), с буквой ?, почему и поняли так: если кто не послушает слова моего, Павлова, как бы сказанного чрез это послание, того имейте на замечании и обращайтесь с ним, как с отлученным. Святой же Иоанн прочитал: вашего (????) и дал нам понять это место так: если кто не послушаем нас, говорящих к нему то, чему вы научились чрез это мое послание.

И не сообщайтесь с ним, чтобы устыдить его.

Видишь ли, какая польза от того, что он будет отлучен? Это именно посрамление. Ибо если и просто брать — стыдно, то тем более, если они будут давать ему после отлучения. Великим наказанием считалось в древности отлучение, но ныне не считается таковым. Ибо если нужно было чуждаться человека просто ничего не делающего, то насколько более — других.

Но не считайте его за врага, а вразумляйте, как брата.

Как выше, сказав: не трудящийся пусть не ест, апостол убоялся, чтобы таковые вовсе не погибли с голоду, и потому прибавил: вы же, братия, не унывайте, делая добро, так теперь, сказав: не сообщайтесь с ним, он убоялся, как бы это совсем не отделило его от братства, как отчаявшегося в себе. Поэтому и прибавил: но не считайте его за врага, а вразумляйте, как брата. И после подаяния заповедует вразумлять его, а не оскорблять, чтобы он мог получить благодеяние как для тела, так и для души. Кто вразумляет брата, тот не обнаруживает явно своей обиды, напротив, делает это наедине и со снисхождением. Будем, говорит, скорбеть не о том, что даем милостыню ничего не делающему, но о том, что он нарушает закон Божий, и посочувствуем ему, как больному. Пусть выслушают это те, которые не только не подают, но и оскорбляют нищего и бросают в него камнями. Ради тебя он беден, чтобы ты мог исцелить свои раны любовью к нему, а ты отгоняешь того, который переносит ради тебя нищету. Какая это бесчувственность!

Сам же Господь мира да даст вам мир всегда во всем.

Всюду он запечатлевает свои увещания молитвой, налагая молитвы, как некие печати и знаки на том, что отложено в сокровищницу для хранения. Таким образом и здесь, так как, вероятно, у фессалоникийцев происходили распри вследствие таких случаев, когда одни — удаляемые — становились более ожесточенными, другие — состоятельные — уже не подавали таким людям с полной готовностью: справедливо апостол молится, чтобы мир всегда был между ними. Ибо о том они должны заботиться, чтобы всегда сохранять мир. И притом во всем, чтобы ниоткуда не иметь повода к раздору, ни от слов, ни от образа действий. Ибо таким образом, говорит, вы без труда и непослушных сделаете лучшими. Ничто так не способствует к исправлению того, что мы желаем исправить, как мирное, безмятежное обращение, и вразумление без гнева.

Господь со всеми вами!

Это и Господь обещал: и се, Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28:20). Если, говорит. Он будет со всеми вами, то есть и с теми, коих надлежит исправлять, и с теми, кои исправлены, то все будет во благо. Не хотящих трудиться Он уврачует, а любящих труд утвердит в трудолюбии.

Приветствие моею рукою, Павловою.

Приветствием он называет молитву, показывая этим, что и когда нужно было приветствовать; это дело совершалось с духовной пользой и молитвой, а не было простым знаком дружбы.

Что служит знаком во всяком послании.

Чтобы не составлялись послания от моего имени какими-либо обманщиками (а это, как мы вначале сказали, делали многие), я, говорит, собственноручно пишу приветствие. Во всяком послании, которое к вам ли, может быть, будет послано, или во всяком, к кому бы то ни было, послании.

Пишу я так: благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами. Аминь.

Апостол и начал с благодати, и теперь снова благодатью заканчивает послание, с обеих сторон как бы ограждая сказанное великими стенами, полагая твердое основание и присовокупляя незыблемый конец. Ибо если пребудет с вами благодать, нас спасающая, то уврачует все наши немощи; потому что такова сила благодати. А она с вами пребудет, если вы не отгоните. Благодать обитает в душах благоумных, исполненных простой веры и братолюбия. Да даруется и нам иметь такие души, чтобы являть братолюбие, вразумлять случайно заблуждающихся, как братьев, и всякими способами совершать в мире их исправление, быть всюду охраняемыми благодатью Господа нашего Иисуса Христа, принявшего нас в число верующих и приведшего ко Отцу во Святом Духе. Ему подобает всякая слава, честь и поклонение, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава третья

Из книги Брахот автора Талмуд

Глава третья мишна первая ТОТ, ЧЕЙ УМЕРШИЙ ЛЕЖИТ ПРЕД НИМ, ОСВОБОЖДЕН ОТ ЧТЕНИЯ "ШМА", ОТ МОЛИТВЫ И ОТ ТФИЛИН. НЕСУЩИЕ ПОХОРОННЫЕ НОСИЛКИ, ЗАМЕЩАЮЩИЕ ИХ И ЗАМЕЩАЮЩИЕ ЗАМЕЩАЮЩИХ, ТЕ, КОТОРЫЕ ВПЕРЕДИ НОСИЛОК, И ТЕ, КОТОРЫЕ ПОЗАДИ, И ТЕ, В КОТОРЫХ ЕСТЬ НАДОБНОСТЬ ДЛЯ НОСИЛОК, —


Глава третья

Из книги Таанит автора Талмуд

Глава третья Мишна первая ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ЭТИХ ПОСТОВ, О КОТОРОЙ СКАЗАНО ВЫШЕ, -  ВО ВРЕМЯ РАННИХ ДОЖДЕЙ, ОДНАКО если РАСТЕНИЯ ИЗМЕНЯЮТ СВОЙ ВИД -  ПО ПОВОДУ НИХ ТРУБЯТ НЕМЕДЛЕННО. И ТАК ЖЕ если ПРЕКРАТИЛИСЬ ДОЖДИ, так что ОТ ДОЖДЯ ДО ДОЖДЯ прошло СОРОК ДНЕЙ, -  ПО ПОВОДУ


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Из книги Кидушин автора Талмуд

ГЛАВА ТРЕТЬЯ МИШНА ПЕРВАЯ ГОВОРИТ СВОЕМУ ТОВАРИЩУ: ИДИ И ПОСВЯТИ МНЕ в жены ТАКУЮ-ТО ЖЕНЩИНУ, И ПОШЕЛ, И ПОСВЯТИЛ ЕЕ в жены СЕБЕ САМОМУ – ПОСВЯЩЕНА. И ТАК ЖЕ ГОВОРИТ ЖЕНЩИНЕ: ВОТ, ТЫ ПОСВЯЩЕНА МНЕ ПО ПРОШЕСТВИИ ТРИДЦАТИ ДНЕЙ, И ПРИШЕЛ ДРУГОЙ, И ПОСВЯТИЛ ЕЕ себе в жены В


Глава третья

Из книги Толкование на Евангелие от Луки автора Феофилакт Блаженный

Глава третья В пятнадцатый же год правления Тиверия кесаря, когда Понтий Пилат начальствовал в Иудее, Ирод был четвертовластником в Галилее, Филипп, брат его, четвертовластником в Итурее и Трахонитской области, а Лисаний четвертовластником в Авилинее, при


Третья глава

Из книги Жизнь и творчество автора Мережковский Дмитрий Сергеевич


Глава третья

Из книги Творящее слово автора Штайнзальц Адин

Глава третья О мнимом и истинном существовании.Теперь, после этих слов и изложения истины [о природе Творения], всякий, кто способен к постижению, ясно поймет, что каждое творение, ощущающее себя существующим, на самом деле оказывается полным отсутствием и небытием по


Глава третья

Из книги Кто против нас? автора Новиков-Ланской Андрей


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Из книги Толкование на книги Нового Завета автора Феофилакт Блаженный

ГЛАВА ТРЕТЬЯ О, несмысленные Галаты! кто прельстил вас не покоряться истине. Показав сначала, что он — апостол не от людей и не чрез людей, и выставив себя достойным доверия, говорит затем с большею властью. Намереваясь сравнить веру и закон, он называет галатов


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Из книги Творения автора Кипрский Епифаний

ГЛАВА ТРЕТЬЯ Для сего-то я, Павел, сделался узником Иисуса Христа за вас язычников. Указав на попечение о нас Христа, говорит затем и о своем попечении. Так как, говорит, Господь мой явил такие дела в отношении к нам, то необходимо и мне по возможности содействовать. Посему я


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Из книги Настроение верующей души по Триоди Постной автора Сахаров Афанасий

ГЛАВА ТРЕТЬЯ Впрочем, братия мои, радуйтесь о Господе. Так как филиппинцы находились в печали, не зная, в каком положении находятся дела Павла, как обстоит дело проповеди, в каком положении болезнь Епафродита, и он все это разрешил, сказав, что и проповедь преуспевает, и я


Объ Оригенистахъ первыхъ, — они же срамные. Сорокъ третья, а по общему порядку шестдесятъ третья ересь

Из книги Ночь перед Рождеством [Лучшие рождественские истории] автора Грин Александр

Объ Оригенистахъ первыхъ, — они же срамные. Сорокъ третья, а по общему порядку шестдесятъ третья ересь Гл. 1. Некоторые еретики называются Оригенистами; этотъ родъ ереси находится не везде. По моему мненію, и эта ересь явилась вследъ за теми ересями. А отъ чего именуются


Глава третья

Из книги Избранные творения автора Нисский Григорий

Глава третья Желающе Божественныя Пасхи причаститися, не от Египта, но из Сиона грядущия, греховный квас отымем покаянием: препояшим чресла наша умерщвлением сластей; украсим ноги сапогми возбранительными от всякаго дела лукаваго, и утвердимся палицею веры; не ревнуим


Глава третья

Из книги автора

Глава третья Приходит к тетушке средняя ее дочь, девица Катечка, и прямо ей в ноги, и рыдает, и горько плачет.Тетушка говорит:– Что тебе – кто обидел?А та сквозь рыдания отвечает:– Милая маменька, и сама я не знаю, что это такое и отчего… в первый и в последний раз


Глава третья

Из книги автора

Глава третья Повесть «пустого дворника» Селивана, по словам дедушки Ильи, была следующая. Селиван был кромский мещанин; родители его рано умерли, а он жил в мальчиках у калачника и продавал калачи у кабака за Орловской заставой. Мальчик он был хороший, добрый и послушный,


Глава третья

Из книги автора

Глава третья О том, что человеческое естество досточестнее всякой видимой твариДостойно же нашего обозрения и то, что, когда полагаемо было основание столь пространному миру и основным его частям, вошедшим в состав целого, творение совершалось как бы спешно, приводимое в