Глава двадцать четвертая

Глава двадцать четвертая

И вышед Иисус шел от храма. И приступили ученики Его, чтобы показать Ему здания храма, Иисус же сказал им: видите ли все это? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне: все будет разрушено.

Выходом из храма Господь показал, что удаляется от иудеев. И как сказал: «оставляется вам дом ваш пуст», так и поступает. Ученикам же предсказывает разрушение храма. Когда они, мысля о земном, дивились красоте зданий и показывали Христу, как бы так говоря: «посмотри, какое прекрасное здание оставляешь Ты пустым», Он отклоняет их от привязанности к земному и направляет к горнему Иерусалиму, говоря: «не останется здесь камня на камне». Усиленным образом выражения предуказывает совершенную гибель здания.

Когда же сидел Он на горе Елеонской, то приступили к Нему ученики наедине и спросили: скажи нам, когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и кончины века?

Ученики подходят наедине, намереваясь спросить о чем-то великом. Они предлагают два вопроса; первый «когда это будет?», то есть разрушение храма и взятие Иерусалима, и другой: «какой признак Твоего пришествия?».

Иисус сказал им в ответ: берегитесь, чтобы кто не прельстил вас, ибо многие придут под именем Моим и будут говорить: я Христос, и многих прельстят.

Появится много таких, которые будут выдавать себя за Христа. И действительно, Досифей-самарянин говорил о себе: я — Христос, которого под именем пророка предсказал Моисей; а Симон-самарянин называл себя великой силой Божией.

Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть. Но это еще не конец. Ибо восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут глады, моры и землетрясения по местам. Все же это начало болезней.

Господь говорит о военных действиях римлян около Иерусалима. Говорит: не только будет война, но и голод, и язва, — показывая этим, что будет возбужден гнев Божий на иудеев. О войнах можно бы еще сказать, что виновники их люди, но голод и язва могут произойти только от Бога. Потом, чтобы ученики не подумали, что не успеют они проповедать Евангелие, как мир уже прекратит свое существование, Господь продолжает: «не ужасайтесь... это еще не конец», то есть всеобщий конец последует не в одно время с разрушением Иерусалима. «Восстанет народ на народ и царство на царство»; это «начало болезней», то есть бедствий, грядущих на иудеев. Как бывают у рождающей сперва муки, а потом уже она рождает, так и этот век породит будущий только после смятений и войн.

Тогда будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое; и тогда соблазнятся многие; и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга; и многие лжепророки восстанут и прельстят многих. И по причине умножения беззакония во многих охладеет любовь. Претерпевший же до конца спасется.

Предсказывает Спаситель будущие бедствия, чтобы подкрепить учеников. Обычно неожиданность нас более всего устрашает и смущает. Потому Христос заранее смягчает страх чрез то, что предсказывает будущие бедствия: зависть, вражду, соблазны, лжепророков, предтеч антихриста, которые будут вводить народ в заблуждение и во всякий вид беззакония. По причине умножения беззакония по обольщению антихриста, люди станут звероподобными, так что ослабеют узы всякой любви даже между самыми близкими; люди будут предавать друг друга. Претерпевший же до конца, то есть мужественно перенесший, не уступивший искушению, спасется, как воин, испытанный на брани.

И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец.

Дерзайте, вы не встретите препятствия для проповеди! Евангелие будет проповедано среди всех народов «во свидетельство», то есть для обличения, для обвинения тех, которые не уверуют, «и тогда придет конец» не мира, но Иерусалима. Действительно, до взятия Иерусалима Евангелие было всюду проповедано, как говорит апостол Павел: «Евангелие возвещено всей твари поднебесной» (Колосс. 1, 23). Что речь идет о конце Иерусалима, ясно из дальнейших слов Господа.

Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную чрез пророка Даниила, стоящую на святом месте, — читающий да разумеет.

«Мерзостью запустения» называет статую вождя, овладевшего городом, которую он поставил в недоступном ни для кого святилище храма. Слово «запустение» указывает на разрушение и запустение города; «мерзостью» названа статуя потому, что евреи, гнушаясь идолопоклонства, называли статуи и изображения людей «мерзостями».

Тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы. И кто на кровле, тот да не сходит взять что-нибудь из дома своего. И кто на поле, тот да не обращается назад взять одежды свои.

Предуказывая неизбежность бедствий, Господь повелевает бежать, не обращаясь назад, не заботясь об имуществе, одежде или иной утвари, остающейся в доме. Но некоторые толкователи под «мерзостью запустения» разумеют антихриста, который явится ко времени опустошения вселенной, разрушения церквей и к тому же сядет в храме; а сообразно этому и заповедь о бегстве понимают так восшедшие наверх дома, то есть на высоту добродетелей, да не сходят с этой высоты взять телесное (ибо тело — дом души). Должно удаляться с поля, то есть от земного ибо поле — жизнь; не должно брать и одежды, то есть древней злобы, которой мы совлеклись

Горе же беременным и питающим сосцами в те дни.

Беременные, отягощаемые бременем чрева, не в силах будут бежать, а питающие сосцами не будут в силах ни покинуть детей по жалости к ним, ни взять их с собой и спастись с ними вместе; они также не избегнут гибели. А может быть, Христос намекает здесь на ужасное поедание собственных детей. Иосиф Флавий рассказывает, что во время осады Иерусалима, вследствие ужасного голода, одна женщина изжарила и съела свое собственное дитя.

Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою, или в субботу.

В лице апостолов Господь говорит это иудеям, так как сами апостолы заблаговременно удалились из Иерусалима. Посему иудеям заповедует молиться, чтобы бегство их не случилось зимой, когда по неудобству времени они не смогут убежать, а равно и в субботу, потому что в этот день иудеи по закону бездействуют, и никто из них не осмелится бежать. А ты понимай это и так: нам должно молиться, чтобы бегство наше из сей жизни, то есть кончина, не произошло «в субботу», то есть когда мы не творим добрых дел, и «зимой», то есть при бесплодии в добре, но чтобы кончина наша наступила при тишине и невозмутимости душевной.

Ибо тогда будет великая скорбь какой не было от начала мира до ныне, и не будет. И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть; но ради избранных сократятся те дни.

Тогда была скорбь невыносимая. Римским воинам было дано приказание — никого не щадить. Но Бог ради тех, которые уже уверовали или еще имели уверовать, не допустил полного истребления всего народа, сократил войну и смягчил скорби. Если же война продолжилась бы еще, то все, кто был в городе, погибли бы от голода. Иные относят это ко дням антихриста, но здесь речь не об антихристе, а о взятии Иерусалима. Пророчество же об антихристе начинается дальше. Вот оно:

Тогда если кто скажет вам: вот, здесь Христос, или там, — не верьте; ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вот, Я наперед сказал вам.

Так как ученики предложили два вопроса — о взятии Иерусалима и о пришествии Господа, то и Господь, сказав о разорении Иерусалима, потом начинает пророчество о Своем пришествии и кончине мира. Слово «тогда» имеет не тот смысл, что «тотчас по взятии Иерусалима, если кто скажет вам» и т.д., нет, «тогда» и относится к тому времени, когда должно это произойти. Смысл такой: «тогда», то есть когда придет антихрист, будет много лжехристов и лжепророков, которые будут очаровывать очи зрителей явлениями чудными по демонской силе и многих обманут, Если и праведники не будут всегда бодрственны, то и они могут подпасть обольщению. Но вот Я вам предсказал, и вы не будете иметь извинения; вы можете избегнуть обмана.

Итак, если скажут вам: вот, он в пустыне, не выходите; вот, он в потаенных комнатах, — не верьте. Ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого. Ибо где будет труп, там соберутся орлы.

Если придут, говорит Христос, обманщики, говоря: Христос пришел, но он скрывается в пустыне или в каком-нибудь жилище, в потаенных, внутренних местах, то не поддавайтесь обману. При пришествии Христа не будет нужды в указателе: оно будет явно для всех, как молния. Как молния появляется вдруг и для всех бывает видима, так и пришествие Христово будет видимо для всех, живущих в мире. Во второе пришествие не так будет, как в первое, когда Господь переходил с места на место: тогда Он явится во мгновение. И как на труп тотчас слетаются хищные орлы, так туда, где будет Христос, придут все святые, парящие на высоте добродетели; они, подобно орлам, вознесутся на облака. Под трупом здесь разумеется Христос, так как Он умер. И Симеон о Нем говорит: «Сей лежит на падение».

И вдруг, после скорби дней тех, солнце померкнет и луна не даст света своего, и звезды спадут с неба, и силы небесные поколеблются.

Вслед за пришествием антихриста, власть которого скоро будет упразднена (это выражено словом «вдруг»), «солнце померкнет», то есть помрачится, не будет заметно в сравнении с более превосходным светом Христова пришествия; равно и луна, и звезды. Действительно, какая нужда в чувственных светилах, когда не будет ночи, когда явится Солнце правды? Но и «силы небесные поколеблются», то есть изумятся и содрогнутся, когда увидят, что тварь изменяется и все люди, от Адама до того времени жившие, должны будут дать отчет.

Тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные, и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою.

Тогда явится в обличение иудеев на небе крест, блистая светлее солнца. Господь придет, имея крест, как важнейшую улику против иудеев, подобно тому как кто-нибудь, пораженный камнем, показал бы этот камень. Крест называется знамением, как победное царское знамя. Тогда восплачутся все племена иудейские, оплакивая свою непокорность; восплачутся также и христиане, привязанные к земному, так как племенами земными можно назвать всех пристрастившихся к земному. Если же Господь идет с крестом, то, значит, и с великой силой, и славой.

И пошлет Ангелов Своих с трубою громогласною; и соберут избранных Его от четырех ветров, от края небес до края их.

Пошлет ангелов собрать святых, живущих еще и воскресших из мертвых, чтобы они встретили Его на облаках. Созыванием при посредстве ангелов воздает им честь. Нет противоречия этому в словах апостола Павла: «будем восхищены на облаках»: тех, которых сначала соберут ангелы, потом восхитят облака. При сем труба — для большего изумления.

От смоковницы возьмите подобие: когда ветви ее становятся уже мягки и пускают листья, то знаете, что близко лето. Так, когда вы увидите все сие, знайте, что близко, при дверях.

Когда все сие произойдет, то не много уже времени останется до конца мира и Моего пришествия. «Летом» называет грядущий век, когда для праведников будет спокойствие от бурь; для грешников же — это буря и смятение. Как, говорит Спаситель, смотря на ветви и листья смоковницы, вы ожидаете лета, так ожидайте и Моего пришествия, когда увидите предсказанные Мною признаки — изменение солнца и луны.

Истинно говорю вам: не прейдет род сей, как все сие будет. Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут.

Под «родом сим» разумеет не поколение тогдашних людей, а род верных, выражая такую мысль: «не прейдет род сей» до того времени, как все это произойдет. Когда услышите о голоде и язве, то не думайте, что от таких бедствий погибнет род верных; нет, он пребудет, и никакие ужасы не преодолеют его. Другие относят «все сие» только к взятию Иерусалима, а не ко второму пришествию, и толкуют так: «не прейдет род сей», то есть поколение, современное апостолам, уже увидит все происшествия с Иерусалимом. Подтверждая же сказанное, говорит: легче уничтожиться небу и земле, твердым и неподвижным стихиям, чем хоть одному из Моих слов не оправдаться.

О дне же том и часе никто не знает, ни ангелы небесные, а только Отец Мой один.

Здесь наставляет учеников не допытываться о том, что выше человеческого разума. Говоря: «ни ангелы», удерживает учеников от стремления узнать теперь, чего и ангелы не знают, а словами: «Отец Мой один» удерживает от стремления узнать и потом. Если бы Он сказал: «и Я знаю, но не скажу вам», они опечалились бы, видя в этом презрение к себе. Но вот, сказав, что не знает и Сын, а только Отец один, Господь не позволяет им разведывать. Иногда родители держат что-нибудь в руках. Когда же дети просят у них, родители не хотят дать, утаивают и говорят: «у нас нет, чего вы ищете», и тогда дети перестают плакать. Так и Господь, чтобы успокоить апостолов, желавших знать день и час, говорит: «и Я не знаю, а знает только один Отец». Но что и Он знает день и час, видно из других соображений. Все, что имеет Отец, имеет и Сын; если Отец имеет знание дня, то, конечно, имеет таковое и Сын. Это еще очевиднее из такого рассуждения. Можно ли допустить, чтобы самого дня не знал Сын, которому так ведомо все, предшествующее сему дню? Тот, кто привел к преддверию, конечно, знает и дверь. Не открыл же Он дверь знания дня для нашей пользы. Для нас вредно знать, когда будет конец, потому что в таком случае мы стали бы беспечны. Неизвестность же делает нас бодрствующими.

Но как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого. Ибо как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж до того дня, как вошел Ной в ковчег, и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех, так будет и пришествие Сына Человеческого.

Для уверения в истине Своих слов Господь приводит события времени Ноя. Как тогда иные делали предметом своих насмешек строение ковчега, пока не пришло бедствие и не уничтожило всех, так и теперь иные осмеивают проповедь о кончине мира; но внезапно придет гибель. Господь предсказывает, что около времени пришествия антихриста страсть к наслаждениям охватит людей, и они особенно охотно будут вступать в брак, предаваться роскоши.

Тогда будут двое на поле; один берется, а другой оставляется; две мелющие в жерновах: одна берется, а другая оставляется.

«Тогда», говорит, то есть когда все будут беспечны, отдадутся своим занятиям, один, праведник, будет взят в сретение Господа на воздух, а другой, именно грешник, оставляется. Иные будут молоть, то есть будут рабами: и из них одни, достойные, берутся, а другие, недостойные, оставляются. Таким образом и отсюда мы видим, что ни рабы и ни женщины не получат препятствия к богоугождению.

Итак, бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет. Но это вы знаете, что если бы ведал хозяин дома, в какую стражу придет вор, то бодрствовал бы и не дал бы подкопать дома своего. Потому и вы будьте готовы, ибо в который час не думаете, придет Сын Человеческий.

Господь заповедует бодрствовать и готовиться, то есть обогащаться добрыми делами, чтобы, когда придет Господь, мы могли представить Ему, что Ему угодно. Обрати внимание: Спаситель не сказал «Я не знаю, в какой час придет вор», но сказал «вы не знаете». Под вором разумеется конец и смерть каждого. Как незаметно, говорит, приходит вор, так неожиданно будет Мое пришествие: не будьте же беспечны, но бодрствуйте. Если бы мы знали, когда наступит наша кончина, то мы бы только в тот день постарались угождать Богу. А теперь, так как не знаем, то всегда бодрствуем для дел добродетели.

Кто же верный и благоразумный раб, которого господин его поставил над слугами своими, чтобы давать им пищу во время? Блажен тот раб, которого господин его пришел найдет поступающим так. Истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его.

Господь недоумевает в своем вопросе: «Кто верный и благоразумный раб, которого господин его поставил на службу ему?», давая понять, что таковых рабов редко можно сыскать. От всякого управителя требуются два качества: верность и благоразумие. Если раб — управитель и верен, то есть сам ничего не похищает, но не благоразумен и даром теряет имение, то он бесполезен. Равно, если он благоразумен, но сам крадет, он недостоин. Но кто окажется тогда и верным, и благоразумным, тот получит нечто высшее, — именно Царство Небесное. Святые будут наследниками всего, что принадлежит Богу. Верный и разумный раб — это такой учитель, который вовремя дает пасомым надлежащую духовную пищу. Таков был Павел, бывший прежде хулителем, а потом ставший верным служителем. То он напоил молоком одного, то возвещал премудрость другому; он был и разумен, зная замыслы врага. Таков должен быть и всякий, что-либо получивший от Бога, — имение, власть или начальство. Он должен управлять вверенным и верно, и разумно, ибо должен будет дать отчет.

Если же раб тот, будучи зол, скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, и начнет бить товарищей своих и есть и пить с пьяницами, — то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с мытарями; там будет плач и скрежет зубов.

Сказав, какой почести удостоится верный раб, Господь говорит потом, какое наказание понесет злой. Если человек, которому вверено распоряжение каким-либо даром, станет пренебрегать своим служением и скажет: медлит господин мой, то есть не тотчас наказывает; если он таким образом «долготерпение Божие делает поводом к распутству», станет бить своих товарищей рабов, то есть, истолкую я, станет их соблазнять, поражать их совесть (потому что подначальные, при виде злоупотребления со стороны начальников, данных им, впадают в соблазн, несут вред), — то раб таковой будет рассечен, то есть лишен дарования; тогда и обнаружится, каков он. Он будет брошен во тьму. Прежде он своим саном обманывал других. Так, многие архиереи кажутся святыми только благодаря своему сану. Тогда же благодать у них отнимается, и они будут наказаны, как лицемеры, потому что казались не такими, какими действительно были.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава двадцать четвертая

Из книги Толкование на Евангелие от Луки автора Феофилакт Блаженный

Глава двадцать четвертая В первый же день недели, очень рано, неся приготовленные ароматы, пришли они ко гробу, и вместе с ними некоторые другие; но нашли камень отваленным от гроба. И, войдя, не нашли тела Господа Иисуса. Когда же недоумевали они о сем, вдруг предстали


Глава двадцать четвертая

Из книги Толкование на Евангелие от Матфея автора Феофилакт Блаженный

Глава двадцать четвертая И вышед Иисус шел от храма. И приступили ученики Его, чтобы показать Ему здания храма, Иисус же сказал им: видите ли все это? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне: все будет разрушено. Выходом из храма Господь показал, что удаляется


Глава двадцать четвертая

Из книги Книга Деяний Святых Апостолов автора (Таушев) Аверкий

Глава двадцать четвертая Апостол Павел перед судом прокуратора Феликса (1-9), его защитная речь (10-21). Отсрочка решения (22-23). Беседа Павла с Феликсом и Друзиллой и прибытие нового прокуратора


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Из книги Невидимая брань автора Святогорец Никодим

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Общие уроки об употреблении чувствМне остается еще предложить тебе общие правила о том, как должно употреблять внешние чувства, чтоб впечатления от них не разоряли нашего духовно-нравственного строя. Внемли же!а) Паче всего, брат мой, всеусильно


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Из книги Шабат автора Талмуд

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Не должно смущаться оскудением духовных чувств и другими внутренними искушениямиХотя в седьмой главе я уже говорил о сухости и охлаждении сердца, и об огорчении, какое испытывает от того душа, но и теперь еще скажу нечто, что там не досказано,


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Из книги Основы христианской культуры автора Ильин Иван Александрович

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ МИШНА ПЕРВАЯ ТОТ, КОГО ЗАСТАЛА ТЕМНОТА В ДОРОГЕ, ОТДАЕТ СВОЙ КОШЕЛЕК НЕЕВРЕЮ, А ЕСЛИ НЕТ С НИМ НЕЕВРЕЯ – КЛАДЕТ ЕГО НА ОСЛА. ДОСТИГ ВНЕШНЕГО ДВОРА – СНИМАЕТ ВЕЩИ, КОТОРЫЕ БЕРУТСЯ В СУББОТУ, А чтобы снять ВЕЩИ, КОТОРЫЕ НЕ БЕРУТСЯ В СУББОТУ,


Глава двадцать четвертая

Из книги Шримад Бхагаватам. Песнь 11. Всеобщая история автора Бхактиведанта А.Ч. Свами Прабхупада

Глава двадцать четвертая И вышед Иисус шел от храма. И приступили ученики Его, чтобы показать Ему здания храма, Иисус же сказал им: видите ли все это? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне: все будет разрушено. Выходом из храма Господь показал, что удаляется


Глава двадцать четвертая

Из книги Путь праведных (МЕСИЛАТ ЙЕШАРИМ) автора Луццато (Рамхаль) Моше-Хаим

Глава двадцать четвертая В первый же день недели, очень рано, неся приготовленные ароматы, пришли они ко гробу, и вместе с ними некоторые другие; но нашли камень отваленным от гроба. И, войдя, не нашли тела Господа Иисуса. Когда же недоумевали они о сем, вдруг предстали


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Из книги Моя жизнь со Старцем Иосифом автора Филофейский Ефрем

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ 1. По пятих же днех сниде архиерей Ананиа со старцы и с ритором некиим Тертиллом, иже сказаша игемону о Павле. 2. Призвану же бывшу ему, начат клеветати Тертилл, глаголя: мног мир улучающе тобою, и исправления бываемая языку сему твоим промышлением,


Глава Двадцать Четвертая Философия Санкхйи

Из книги Том 4. Дионис, Логос, Судьба [Греческая религия и философия от эпохи колонизации до Александра] автора Мень Александр

Глава Двадцать Четвертая Философия Санкхйи 1. Господь Шри Кришна сказал: Сейчас Я расскажу тебе о науке Санкхйи, которая была в совершенстве основана древними авторитетами. Поняв эту науку, человек может немедленно оставить иллюзию материальной двойственности.2.


Глава двадцать четвертая

Из книги Странствие Кукши. За тридевять морей автора Вронский Юрий Петрович

Глава двадцать четвертая


Глава двадцать четвертая СИГНЮ

Из книги автора

Глава двадцать четвертая СИГНЮ На дворе яркое солнце, по сугробам стелются синие тени. Студено, а Кукше все кажется, что он чувствует запах талого снега. Весна еще не пришла, но уже дразнит ноздри.Харальдовы сестры беззаботно катаются на санках с горы. Харальд и Кукша


Глава двадцать четвертая ВЕЧЕ

Из книги автора

Глава двадцать четвертая ВЕЧЕ Кукша и Шульга успели соскучиться по Ваде, однако ни вечером в день прибытия, ни на другое утро Вада ни разу не попалась им на глаза. Но сегодня предстоит вече, это отвлекает юных дружинников от мыслей о девушке, и тревога еще не закрадывается