16.1. Адам Ришон – единая душа

We use cookies. Read the Privacy and Cookie Policy

16.1. Адам Ришон – единая душа

Человек является единицей от общего количества душ, которые вместе, в исправленном состоянии, в правильной связи друг с другом называются системой душ, или единой душой Адам Ришон. Поэтому человек, после разбиения включающий в себя все души (и во все души включенный), не может исправить себя, если не будет связан с ними воедино. Его связь с Творцом не осуществится до тех пор, пока он не добьется исправленного единения со всеми душами.

Фактически человеку необходимо получить через них всевозможные виды воздействия, которые сейчас проявляются в нем в неисправной, эгоистической форме, и обратить их в противоположные: в альтруистическую реакцию по отношению ко всем душам.

Что значит – «Адам Ришон»? Это разбитое кли, где впервые свойство бины проявилось в малхут. До этого момента желания в человеке развивались, проходили свои состояния – от неживого, растительного, животного к человеческому, пока не возникла «точка в сердце» – стремление познать духовный мир, Творца.

Когда произошло разбиение кли, его части перемешались между собой. В духовном парцуфе, обладающем экраном, каждая из сфирот от кетэр до малхут четко выстроена в соответствии со своим авиютом: у малхутавиют максимальный, у кетэр – минимальный. Однако все желания и все экраны полностью соответствуют друг другу и расположены в зависимости от своей мощности.

Кли, начинающее работать со светом, состоит из многих внутренних частей: любое кли состоит из ста сфирот (десять умножить на десять), а каждое из тех еще из ста и еще, и еще, и так – до бесконечности. Когда происходит разбиение, то каждая часть этого кли, каждый его осколок (обозначим его буквой «N») содержит внутри себя абсолютно все келим. Он является суммой самого себя: (n) плюс все остальные келим (N=?n+остальные).

Поэтому в каббале существует правило – частное и общее абсолютно подобны. Если мы исправляем частное, в нем присутствуют все части общего, и, таким образом, это частное входит также и во все общее уже в исправленном виде.

Каждая часть, которую я исправляю, содержит в себе полностью все остальные внутренние части – они все входят в нее. Поэтому, если я ее исправил, то свои исправления включил абсолютно во все остальные части.