Валерий Яковлевич Брюсов

Валерий Яковлевич Брюсов

Валерий Яковлевич Брюсов (1873–1924) долгое время признавался одним из вождей символизма. В ранней юности, он поставил себе эту цель и добился, деспотически поддерживая завоёванное положение. Все биографы обречены цитировать дневниковую запись от 4 марта 18 93 года:

"Найти путеводную звезду в тумане. И я вижу её: это декадентство. Да! Что ни говорить, ложно ли оно, смешно ли, но оно идёт вперёд, развивается и будущее будет принадлежать ему, особенно когда оно найдёт достойного вождя. А этим вождём буду Я! Да, Я!".

Даже названия первых его сборников поэтических (весьма слабых) говорят сами за себя: "Chefs d" oeuvres" ("Шедевры", 1895) и "Me eum esse" ("Это — я", 1896).

В своих ранних поэтических опытах он был чрезмерно подражателен, шёл вослед французским поэтам Вердену, Рембо, Бодлеру… Как и положено поэту (особенно молодому) того времени, Брюсов противопоставлял реальности мир мечты, жаловался на жизнь, видя в реальности враждебное себе начало, играл в таинственность.

Брюсов ввёл в русскую поэзию эти новые темы, замутнив её тем, что заимствовал у французов. Эти темы будут характерны для Брюсова долгое время, и над всем он поставит себя, своё индивидуалистическое самоутверждение. Для него само искусство есть средство утвердить свои переживания, свои состояния, которые сами в себе — цель. Эгоцентрическое понимание искусства, вознесённого над миром, Брюсов отразил в стихотворении "Юному поэту" (1896). Здесь всё просто: живи в мире мечты, будь жёстким эгоистом и рабски служи этому кумиру — искусству. Искусство ведь и обеспечивает возможность бытия в эгоистическом замкнутом мире мечты. Десять лет спустя он повторяет ту же программу (стихотворение «Поэту», 1907), дополняя её опытом: идеал обретается прохождением через муки, к которым должно быть готовым.

Мережковский однажды, в период расцвета дружбы с Брюсовым (1902 год), спросил его, верует ли он в Христа. Брюсов ответил: нет, — чем весьма огорчил религиозного искателя.

Но общение с Мережковским бесследно не прошло. Он заинтересовался христианством, но подошёл к нему с нездоровым интересом, как подходил к мистицизму, тайнам оккультизма, к спиритизму. И сразу ему захотелось всё переделать, переставить, согласуясь с собственным разумением и любопытством.

Поэтому Брюсов точно соответствовал характеристике Ходасевича, данной им поэтам "серебряного века": им было всё равно, кому служить.

Хочу, чтоб всюду плавала

Свободная ладья,

И Господа, и дьявола

Хочу прославить я.

Брюсова вообще обвиняли в демонизме, недаром называли «магом». Его боялись, всерьёз веря, что он владеет силой, полученной от сделки с дьяволом. Так, например, воспринимал Брюсова Белый.

Только зачем искать какого-то особого мистического демонизма? Демонизм — это всякое неверие. Неверие, от которого происходят и гордыня, и уныние, и тяга к смерти, и жажда самоутверждения, и человекобожие. Вот подлинный демонизм, который обнажает в себе Брюсов:

О, сердце! В этих тенях века,

Где истин нет, иному верь!

Люби в себе сверхчеловека.

Явись как бог и полузверь.

Поэтому когда Брюсов после 1917 года пошёл в услужение большевистской власти, воспевал революцию, славил Ленина, это было для него естественно и логично: не всё ли равно, кому служить?

Из прозаических опытов Брюсова любопытнее прочих роман "Огненный ангел" (1908). Действие происходит в Германии XVI века, всё погружено в стихию магических соблазнов. Некоей девушке Ренате является в облике ангельском дьявол, который затем якобы обращается в земного красавца графа Генриха. После расставания с графом Рената встречается с возвратившимся из Америки Рупрехтом, гуманистом, рационалистом и поклонником научного знания. Под влиянием Ренаты он начинает занятия магией, посещает шабаш ведьм, вызывает дьявола, ведёт беседы о тайнах мироздания, встречается с Фаустом и Мефистофелем, пытается, по требованию Ренаты, убить графа Генриха… В финале Ренату сжигают на костре, а Рупрехт вновь отправляется в Америку. Всё это преподносится занимательно, хотя и несколько рассудочно. Брюсов — сугубый рационалист. Всю «чертовщину», им изображённую, он изучает пытливым своим умом. Рупрехт во многом его alter ego: он тоже предаётся всей мистике как исследователь, а не преданный поклонник и раб.

Некоторые литературоведы видят в романе изображение борьбы между магизмом и гуманизмом и пытаются разгадать, кто победил. Да кто бы ни победил — в выигрыше в любом случае останется всё тот же "огненный ангел".

Брюсов любопытен как художник, но смущает своей полной бездуховностью.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Кроткий батюшка Архимандрит Маврикий (Михаил Яковлевич Томин) (1891–1953)

Из книги У Троицы окрыленные автора Тихон (Агриков)

Кроткий батюшка Архимандрит Маврикий (Михаил Яковлевич Томин) (1891–1953) Возбранный от Царя сил Господа Иисуса, данный России воевода и чудотворче предивный… (Акафист Преподобному Сергию) Это было очень и очень давно. Среди вечного небесного света, среди вечной тишины,


Смирение пред Богом Иеромонах Питирим (Степан Яковлевич Полухин) (1871–1960)

Из книги Русские подвижники 19-ого века автора Поселянин Евгений

Смирение пред Богом Иеромонах Питирим (Степан Яковлевич Полухин) (1871–1960) Светом Божественным осияем, и со ангелы ныне на небесех водворяяся, поминай верою чтущих память твою… (Стихира Преподобному Сергию) Иеромонаху Питириму было восемьдесят девять лет, когда он закрыл


ИВАН ЯКОВЛЕВИЧ КОРЕЙШ

Из книги Кризис воображения автора Мочульский Константин Васильевич

ИВАН ЯКОВЛЕВИЧ КОРЕЙШ Иван Яковлевич Корейш, сын священника, родился в городе Смоленске, учился в Смоленской Семинарии, затем в Духовной Академии.Окончив курс, он определен был в Смоленск учителем в Духовное Училище.С юности искал он уединения, любил духовные книги,


БРЮСОВ И О БРЮСОВЕ

Из книги Псалмы-Псалтирь в переводах (переложениях) стихами автора

БРЮСОВ И О БРЮСОВЕ Поход против русского символизма продолжается уже олее 10 лет. Сперва разрозненные и случайные, критичекие выпады против старой школы вскоре объединились под Именем акмеизма. Из стен цехов и кружков борьба пере неслась на страницы толстых журналов.


ВАЛЕРИЙ БРЮСОВ. Мне. Стихи 1920–1921 г.

Из книги История Угреши. Выпуск 1 автора Егорова Елена Николаевна

ВАЛЕРИЙ БРЮСОВ. Мне. Стихи 1920–1921 г. Изд–во З. И. Гржебина. Берлин–Петербург 1922.У Брюсова есть любовь к комбинациям, к композиционным трюкам, но самый материал ему безразличен. Он играет словами, как кубиками, складывает из них башни, домики, земли. Все ловко подогнано, но


ВАЛЕРИЙ БРЮСОВ

Из книги Библейские мотивы в русской поэзии [антология] автора Анненский Иннокентий

ВАЛЕРИЙ БРЮСОВ В Москве скончался Валерий Яковлевич Брюсов. В продолжение чуть ли не четверти века был он признанным учителем, законным королем русской поэзии. Еще не так давно его трон почтительно окружали ученики и поклонники. Каждая его книга казалась событием, каждое


В. Брюсов. ПСАЛОМ ДАВИДА

Из книги Энциклопедия классической греко-римской мифологии автора Обнорский В.

В. Брюсов. ПСАЛОМ ДАВИДА В. Брюсов ПСАЛОМ ДАВИДА  Меж братьями я меньший был; В дому отца был самый юный. Овец я в поле выводил, Перстам моим привычны были струны.  Кто б господу о мне сказал? Он, сильный, сам о мне услышал! Меня иноплеменник клял, Но я с пращой ему навстречу


Валерий Аушев

Из книги Ночь перед Рождеством [Лучшие рождественские истории] автора Грин Александр

Валерий Аушев России уголок Где перепад высот, Где водопад красот, Есть город небольшой С распахнутой душой. Среди карьерных чаш, Песков и родников Встречает город наш Гостей и земляков. Мой город – городок — Весёлый говорок. Здесь, над Москвой – рекой, Когда – то князь


Валерий Аушев

Из книги автора

Валерий Аушев Ботик юного Петра Принимай, Москва – река, Ботик юного царя: Воля царская крепка Бросить в море якоря. Аскетичен внешне ботик Только лишь на первый взгляд — «Парус, мачта, рея, клотик» — Вашу душу распалят, И захочется абсурда — Протаранить штиль


Валерий Аушев

Из книги автора

Валерий Аушев Мы из Угреши Коль невтерпёж природы захотелось, Невероятных видов и красот, В Угрешу заглянуть имейте смелость — И дух вас по России понесёт. Как терпок запах утренних черёмух, Как светел мир занятий и затей! В предместьях подмосковных незнакомых Легко


Валерий Аушев

Из книги автора

Валерий Аушев Гремячевский родник Для зрячего – незрячего, Глухого – неглухого Роднее, чем Гремячево, Селенья нет другого. В овражке, вниз сбегающий, К Москве – реке впритык Клокочет несмолкающий, Века оберегающий Гремячевский родник. Вот звоны монастырские. Душа


Валерий Аушев

Из книги автора

Валерий Аушев Завещание великого князя Дмитрия Ивановича Засобирался Дмитрий тихо к Богу, Угас во цвете лет среди цветов, И лепестками май устлал дорогу — Последний путь во царствие крестов… И в завещании по духу православном Благочестивый князь сказать спешил, Что


Семен Яковлевич Надсон 1862–1887

Из книги автора

Семен Яковлевич Надсон 1862–1887 Желание О, если там, за тайной гроба, Есть мир прекрасный и святой, Где спит завистливая злоба, Где вечно царствует покой, Где ум не возмутят сомненья, Где не изноет грудь в борьбе, — Творец, услышь мои моленья И призови меня к Себе! Мне душен


Валерий Яковлевич Брюсов 1873–1924

Из книги автора

Валерий Яковлевич Брюсов 1873–1924 Моисей Я к людям шел назад с таинственных высот, Великие слова в мечтах моих звучали. Я верил, что толпа надеется и ждет… Они, забыв меня, вокруг тельца плясали. Смотря на этот пир, я понял их, — и вот О камни я разбил ненужные скрижали И


Валерий Попликола

Из книги автора

Валерий Попликола Валерии – один из древнейших родов Рима. Исторически достоверным следует признать консульство Публия Валерия, в первые времена Римской республики. По его предложению состоялся так называемый «Lex Valeria de provocatione», т. е. закон, по которому всякий гражданин,


Валерий Брюсов

Из книги автора

Валерий Брюсов Дитя и безумец Маленькая Катя спросила:– Мама, что сегодня за праздник?Мать отвечала:– Сегодня родится Младенец Христос.– Тот, Который за всех людей пролил кровь?– Да, девочка.– Где же Он родится?– В Вифлееме. Евреи воображали, что Он придет как царь, а