Намерения Бога

Намерения Бога

Мы видели, что развитие ветхозаветной этики происходит главным образом благодаря историчности рождения, укоренения и поддержания веры израильтян. Они верили, что их Бог, Яхве, действовал и продолжает действовать в истории. Поэтому и сами события, и их последовательность приобретали этическое значение. В связи с этим в Израиле получил развитие жанр литературы, известный как пророческое историческое повествование. Обычно к этому жанру относят следующие книги: Иисуса Навина, Судей и книги Царств. Эту часть

Писания иногда также называют второзаконнической историей из–за того, как в ней отражены богословие и этика Второзакония.

Историков, написавших книги Ветхого Завета, иногда нелестно называют моралистами. Но все же значение их труда для этики огромно. Они собирали, отбирали, редактировали и комментировали многолетнюю историю Израиля, исходя из последовательных богословских и этических критериев. Они смело давали нравственную оценку событиям и поведению людей. Они сохранили последовательное описание истории нескольких столетий, отмечая события, их развитие и направление, чтобы потом дать им объяснение. Некоторые ученые полагают, что заслуга в изобретении исторического жанра в литературе по праву принадлежит не грекам, а евреям.

Еврейский канон называет вышеупомянутые произведения книгами ранних пророков (поздними пророками были Исайя, Иеремия, Иезекииль и книга Двенадцати), а это свидетельствует о том, что их слова воспринимали как слова Бога. Нравственные комментарии описываемых в них событий давались от его лица. Это не значит, что они вечно поучали, отнюдь нет. На самом деле еврейские историки часто представляли историю, уклоняясь от комментариев, позволяя читателям сделать собственные выводы (которые не всегда лежат на поверхности). Но их нравственное влияние остается именно потому, что Бог продолжает действовать в истории, — явно или за кулисами — инициируя, реагируя, направляя и участвуя в событиях.

В своей уверенности в том, что все события находятся во власти Господа, израильские историки смогли избежать двух крайностей. С одной стороны, божественное полновластие они представляли так, что при этом не отвергались нравственная свобода и ответственность человека. Здесь показательна история об Иосифе. Несомненно, рассказчик хотел обратить внимание читателя на связь всевластия Бога и нравственного выбора человека. С точки зрения последнего, это повествование показывает решения человека, одни из которых хороши, другие не очень; в каждом случае в своих поступках люди руководствуются собственным выбором. Это применимо ко всем персонажам: к Иакову, Иосифу и его братьям, Потифару и его жене, фараону, а также товарищам Иосифа по темнице. Однако в конце рассказа Иосиф признает полновластие Бога, спасительные намерения которого направляли весь рассказ: «Вы (братья Иосифа) умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро, чтобы сделать то, что теперь есть: сохранить жизнь великому числу людей» (Быт. 50, 20). Это — замечательное высказывание о взаимосвязи между божественным всевластием и человеческой свободой. Действия братьев Иосифа были вольными, но морально ущербными. То, что Бог обратил эти поступки в добро, ни в коей мере не делает их добрыми. Стремление Бога к достижению своей цели на протяжении этих событий также не снимает с братьев вину. В то же время ни злые умыслы братьев, ни неудачи, постигшие Иосифа в Египте, не могли помешать намерениям Бога, действовавшего невидимо. Более того, заключительные слова Иосифа о том, что Бог все время действовал во благо, не означают, что все действия Иосифа в прошлом безупречны. Мы восхищаемся его силой воли в истории с женой Потифара. Но что сказать о спасении Египта ценой порабощения всего населения этой страны? Спасение человеческой жизни — это, конечно, хорошо. Но разве средства, которыми он этого достиг, не были по сути жестокими? Повествование представляет одни только факты, а нравственной оценки не дает.

С другой стороны, уверенность израильских историков в том, что человек несет ответственность за свои поступки, не привела их к этическому релятивизму, где нравственность каждого поступка определяется ситуацией, в которой он был совершен, без каких–либо объективных критериев оценки. Они передавали истории, в которых ситуация подталкивала героя к поступкам, идущим вразрез с моральными принципами. Рассказ о встрече Давида с Саулом в пещере хорошо это показывает (1 Цар. 24). Обстоятельства сложились так, что Давиду представилась идеальная возможность покончить с Саулом. Давид уже знал, что помазан на царство, а его люди предлагали ему расценивать такую удачу как дар Божий для низложения Саула (1 Цар. 24, 4). Их доводы, с первого взгляда основанные на вполне благочестивом богословии, были очень заманчивы. Тем не менее, Давид отказался погубить Саула, веруя в неприкосновенность помазанника Господня независимо от того, друг он или враг (1 Цар. 24, 6–7). Одних сложившихся обстоятельств было недостаточно, чтобы указать на верный путь, хотя некоторые и полагали, что все устроено Господом (1 Цар. 24, 10.18). Сама по себе ситуация не определяла действия Давида, не делала правильный выбор столь очевидным, как считали его соратники. В своем решении Давид руководствовался важным моральным принципом, который он извлек из действий Бога в прошлом.

А прошлое и будущее были важными нравственными измерениями израильского восприятия истории. Израиль, как упоминалось выше, был сообществом воспоминания и надежды. На богословском языке мы могли бы назвать это искупительным и эсхатологическим измерениями истории Израиля.

Искупительная сторона основывалась на убеждении, что Бог избавлял свой народ могущественными делами и судами над его врагами. Мы уже рассмотрели эту черту Ветхого Завета, особо подчеркивая нравственную ее сторону, приносящую плод благодарности и послушания народа.

Эсхатологическая сторона истории — это вера в то, что искупительные дела Бога вершились ради далекого будущего. Израиль возник не просто так. Он был «вызван к существованию» на основании Божьего обетования Аврааму, определяющим фактором которого было намерение Бога благословить все народы земли. Это также можно назвать миссионерским измерением религии Израиля[12] или, в рамках ветхозаветной этики, телеологическим измерением. Телеология — это изучение целей, планов, замыслов. Израиль верил в Бога, преследующего определенную цель в истории. Именно так себя показывает Господь. Одно его только откровение своей личности Моисею дает начало великому плану искупления, о котором предвещалось ранее. Это измерение этической миссии Израиля (миссии быть светом для народов) будет рассмотрено во второй главе, в разделе, где речь пойдет об отличительности Израиля и о том, как это отражалось на жизни израильского народа. Сейчас же достаточно только отметить, что в своих поступках и нравственных оценках Израиль руководствовался убеждением в существовании прошлого, которое не могло не отражаться в жизни нации (Божье избавление Израиля из Египта), и будущего, ради которого они были призваны как народ (благословение Божье для всех народов), — и все это в рамках полновластной воли Господа Бога. Более поздние видения некоторых пророков говорят о таком будущем, где навсегда будет покончено со всяким злом, о будущем времени, которое ознаменует начало эпохи мира, справедливости и гармонии между Богом и всем его творением. Примечательно, что ветхозаветное представление о будущем (эсхатология) имеет сильную этическую составную. А ветхозаветная этика, основанная на истории и направленная на обновление творения, удобно расположилась между благодатью и славой.

Сочетание этих двух векторов ветхозаветной этики — векторов прошлого и будущего — наделяет огромным значением настоящее. Израильтяне должны были рассуждать примерно так: «Все, что я делаю здесь и сейчас, имеет большое значение именно потому, что Господь совершил нечто в прошлом и совершит немало и в будущем. Я принадлежу избранному народу, избавленному и безмерно благословленному Господом, поэтому дела мои должны отражать мою благодарность (Втор. 26). Кроме того, я принадлежу народу, призванному быть благословением другим народам, живя так, чтобы это заставляло их остановиться и замереть в восхищении (Втор. 4, 6–8). Справедливость и праведность — не просто требования сегодняшнего дня, а средства благословения народов согласно Божьему обетованию Аврааму (Быт. 18, 19–20). Наша святость не ограничивается обязанностями по отношению к Богу, а делает нас Господним священством среди народов (Исх. 19, 4–6). И я ожидаю Дня окончательного вмешательства Господа, не только сам желая быть среди праведных, но и предвосхищая хвалу народов за Божье спасение (Пс. 66)».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

13. Необходимость альтруистического намерения

Из книги Книга 12. Раскрытие Творца (старое издание) автора Лайтман Михаэль

13. Необходимость альтруистического намерения В процессе образования 4-х последовательных ступеней желания и намерения из света, исходной ступени, Творца, создалось желание насладиться, называемое сосуд, кли, которое по своему количеству и качеству точно соответствует


1.11 Сила намерения

Из книги Развитие Души автора Лайтман Михаэль

1.11 Сила намерения Что такое перевоплощение душ? Об этом пишет Ари в своей книге «Шаар гильгулим» («Врата кругооборотов»): душа такого-то от «правой руки Адам Ришон», т.е. от его свойства Хесед, от соответствующей силы. С того момента, как произошло разбиение души Адам Ришон


3.3 О важности намерения

Из книги Международная академия каббалы (Том 1) автора Лайтман Михаэль

3.3 О важности намерения 3.3.1 Творец дает человеку желание к духовномуКогда нам кажется, что мы говорим о прошлом, то речь идет о том, чего уже нет, о ступени, которая уже сделала свое. И возвращаясь к прошлому, мы останавливаемся в своем движении, подобно соляной глыбе,


19.12. Духовный мир – это мир намерения

Из книги Ценшаб Серконг Ринпоче I: Общее введение в учения начального уровня поэтапного пути (ламрим) автора Берзин Александр

19.12. Духовный мир – это мир намерения Весь духовный мир – это мирнамерения. Намерением называются экран[503] и отраженный свет[504]. Скрытие и раскрытие тоже происходят в намерении. Здесь возникает вопрос: скрытие Творца – это намерение? Раскрытие – это намерение? Намерение -


19.14. Создание намерения

Из книги Комментарий на «37 практик Бодхисаттв» автора Кьенце Дильго

19.14. Создание намерения Само кли создано Творцом. Если мы желаем быть равными Творцу, мы выращиваем себя только как намерение. Человек должен думать о себе, как о намерении. Мое «Я» – это не желание, не свойство, это лишь намерение.Все наши свойства заданы снаружи. Они


Намерения и действия

Из книги Новый Библейский Комментарий Часть 2 (Ветхий Завет) автора Карсон Дональд

Намерения и действия Можно иметь полезное намерение, но совершить вредное действие. Можно иметь вредное намерение, но совершить полезное действие. Оба, действие и намерение, могут быть вредными, и оба могут быть полезными. По возможности, у вас должны быть полезные, или


1. Бодхичитта намерения

Из книги Что на самом деле сказал апостол Павел автора Райт Том

1. Бодхичитта намерения Что делать с личным счастьем, если страдают матери, Которые нежили меня с безначальных времен? Поэтому развитие Бодхичитты, для освобождения бесчисленных существ Является практикой Сынов Победителей. Абсолютная природа всего – это изначальная


1:21—31 Сетования Бога и Его намерения

Из книги Советы супругам и родителям автора Амвросий Оптинский Преподобный

1:21—31 Сетования Бога и Его намерения 1:21—23 Утраченная чистота. Эти строки звучат как погребальный плач («Как пали сильные на брани!», 2 Цар. 1:25; ср.: «Как…» в 14:12; Плач. 1:1 и т. д.) по исчезнувшей славе; даже метафоры ее изменяются с трагических на бытовые (жена… серебро… вино).


Намерения Савла из Тарса

Из книги Слова Будды автора Вудворд Ф. Л.

Намерения Савла из Тарса В начале десятой главы Послания к Римлянам у Павла (напомним, он обращается к своим соплеменникам) прорывается фраза, в которой, несомненно, слышится автобиографическая нотка: «Ибо свидетельствую им, что имеют ревность по Боге, но не по


Господь взирает на намерения

Из книги Слова Будды [litres] автора Вудворд Ф. Л.

Господь взирает на намерения Господь взирает не на наружные наши действия, а на намерения наши, почему так или иначе поступаем, и если намерение — благое… то и можно быть покойным.Потому и других не должно судить ни в каком случае: мы видим только внешние поступки; а


Добрые намерения

Из книги Библия. Современный перевод (BTI, пер. Кулакова) автора Библия

Добрые намерения В Саватхи... в роще Джета... Тогда Возвышенный сказал бхикку следующее:«В прошлые времена, бхикку, когда Сакка, Владыка богов, пребывал в человеческой форме, приняв на себя и выполняя семь правил поведения, он достиг своего состояния высшей власти; каковы


Добрые намерения

Из книги Поучения преподобного Амвросия Оптинского супругам и родителям автора Амвросий Оптинский Преподобный

Добрые намерения В Саватхи... в роще Джета... Тогда Возвышенный сказал бхикку следующее:«В прошлые времена, бхикку, когда Сакка, Владыка богов, пребывал в человеческой форме, приняв на себя и выполняя семь правил поведения, он достиг своего состояния высшей власти; каковы


Намерения человеческие и Божии

Из книги «Тайны Вечной Книги». Каббалистический комментарий к Торе. Том 2 автора Лайтман Михаэль

Намерения человеческие и Божии Горе тем, кто беззаконие замышляет,кто и спать ложится с мыслью о злодействе!Совершить его поутру спешат они,ведь это в их силах!2 Глянется им поле чужое — приберут его к рукам,понравится им дом какой — присвоят и его;заберут не только дом, но


Господь взирает на намерения

Из книги Мифы и предания Древнего Рима автора Лазарчук Дина Андреевна

Господь взирает на намерения Господь взирает не на наружные наши действия, а на намерения наши, почему так или иначе поступаем, и если намерение – благое… то и можно быть покойным.Потому и других не должно судить ни в каком случае: мы видим только внешние поступки;


Намерения и действия – их несовпадение

Из книги автора

Намерения и действия – их несовпадение Опять кажется, что понимание невозможно. Если человек, читающий эту книгу, говорит: «Я понимаю», – он нарушает процесс своего постижения?Нет, проблема в том, что мы не принимаем это повествование как описание существующего только