Преступление и наказание

Преступление и наказание

Ветхозаветное убеждение в особой ценности человеческой жизни не только создает иерархию серьезных проступков и отличает наказание смертной казнью от прочих наказаний, оно также распространяется на самого нарушителя, а также на характер и масштаб совершаемого наказания. Когда мы позволяем себе заглянуть дальше камня преткновения, которым для некоторых представляется обязательная смертная казнь, то видим гуманитарный характер израильского уголовного закона, признаваемого всяким, кто сравнивал его с современными ему древними ближневосточными сводами законов.

Первым примером заботы Бога о правах преступника является случай с Каином. Во многих отношениях это любопытный случай, ведь сам Бог отказывается от смертного приговора за смерть Авеля. Однако Бог отвечает на страхи Каина о том, как другие будут относиться к нему, убийце, ясно показав, что прочие люди будут отвечать пред Богом за свое отношение к Каину (Быт. 4, 15).

То, что преступники остаются людьми с правами, которые защищает Бог, встречается в постановлениях Втор. 25, 2–3. Если телесное наказание является приговором определенного суда, тогда оно должно осуществляться под надзором судьи (а не где–нибудь в тайном, садистском каземате). Более того, наказание должно быть четко определено в связи с серьезностью проступка («смотря по вине его, по счету»), а не просто взбучка. И, важнее всего, наказание должно иметь определенные ограничения («сорок ударов можно дать ему, а не более»), чтобы провинившийся («брат твой») не был обезображен. Он все еще брат, хотя и провинившийся. Это касается и любого осужденного преступника в наше время, — наказание должно быть за конкретное преступление, и тяжесть его должна быть пропорциональна тяжести преступления; наказание не должно быть спонтанным, и оно не должно длиться вечно. Это элементарная забота о правах и достоинстве человека.

Кроме смертной казни посредством побития камнями, бичевание кажется единственным типичным физическим наказанием в израильском законе. В отличие от прочих древних ближневосточных кодексов, которые предписывали отсечения конечностей и сажание на кол в качестве наказания за ряд преступлений (особенно сексуальных), физическое увечье в качестве наказания не встречается в ветхозаветном законе, кроме достаточно странных и относительно нехарактерных обстоятельств (Втор. 25, 11–12).[265]

Израильский закон не предписывает никакой формы заключения, хотя это было особенностью позднего монархического обычая. Когда подумаешь о некоторых ужасных особенностях и долгосрочных последствиях нашей собственной цивилизованной тюремной системы, то, по крайней мере, можно доказать, что принудительный труд, предписанный Ветхим Заветом за некоторые проступки (например, невозмещаемая кража или долг) был, исходя из гуманных оснований, предпочтительнее заключения. По крайней мере, раб все еще был свободен наслаждаться своей семейной жизнью, оставался в общине, участвовал в сезонных праздниках, жил нормальной полезной жизнью наряду с остальной общиной, что невозможно в заключении.

Также в ветхозаветном законе нет намека на какую–либо градацию наказаний согласно социальному классу и рангу пострадавшей стороны. В месопотамском законе оскорбление вельможи обычно влекло за собой более тяжелое наказание, чем идентичное оскорбление простолюдина или раба. В Израиле, напротив, равенство перед законом всех социальных групп, включая пришельцев и иммигрантов, ясно выражено в Исх. 12, 49, Лев. 19, 34 и Чис. 15, 16. Согласно кодекса Хаммурапи, если рухнул дом и раздавил насмерть сына хозяина дома, тогда должен быть предан казни сын строителя дома (а не сам строитель). Текст же Втор. 24, 16 запрещал это принципиально, а в законе о бодливом воле (опять!) ясно сказано, что наказание должно быть неизменно, даже если вол убил сына или дочь (Исх. 21,31).

Изучение уголовных наказаний, в особенности в Книге Второзакония, демонстрирует некие ясные и позитивные принципы, исходя из которых действовали израильские наказания. Если взять в качестве основных примеров Втор. 19, 18–20 и 25, 1–3, можно увидеть следующие компоненты наказания:

• Воздаяние. Ответчик должен понести справедливое наказание. Это значение и оправдание принципа lex talionis («око за око» и пр.). Вопреки распространенному и достаточно ошибочному употреблению фразы в значении неограниченной мести, это был простой, почти метафорический, способ установления пропорциональности наказания. Это был закон ограничения, предотвращающий чрезмерные или мстительные наказания. Это был доступный способ сказать, что наказание должно соответствовать преступлению.

• Очищение. Вина должна быть «смыта», удалена от взора Божьего.

• Удержание. «Услышит весь Израиль и убоится»; то есть будет бояться поступать так же.

• Восстановление. Нарушитель оставался братом и не должен был быть унижен.

• Компенсация. Возмещение приносилось потерпевшей стороне, а не государству в виде штрафа.

Как иллюстрацию некоторых из этих пунктов, и способ, в котором внимательное изучение законов (как противостоящее опрометчивому отклонению их странности) может вывести на свет ценности и принципы, имеющие непреходящую важность, возьмем пример, который с первого взгляда кажется крайне бесполезным — закон, предписывающий наказание непокорного сына во Втор. 21, 18–21. Если мы внимательно изучим текст и контекст, можно заметить следующие положения:

1. Предшествующие стихи говорят о праве первородного сына, защищая его от прихоти отца, который мог демонстрировать расположение к другому ребенку. Этот закон является своего рода балансом, демонстрирующим, что сыновья несут взаимную ответственность перед своим отцом и семьей. Существует баланс прав родителей и детей в отношении друг друга. Сыновья не должны страдать от предпочтений отца; однако родители не должны страдать от мятежной расточительности сына.

2. Закон предполагает необходимость семейного наказания, потому что дело представляется старейшинам только после того, как продолжительное время родительское наказание игнорировалось. Тем не менее, закон показывает, что иногда даже наиболее усердное родительское наказание разбивается о скалы непослушания.

3. Закон является ограничением сферы семейного права. То есть отец не имел власти над жизнью и смертью своих собственных детей: столь серьезный случай должен быть представлен всему сообществу согласно гражданского права. Родители могут и обязаны разрешать некоторые вопросы, но жизнь детей была вне сферы данной им законной власти.

4. Таким образом, закон признает важную роль гражданского права и общественных властей в семейных делах, когда они достаточно серьезны, чтобы угрожать всему остальному сообществу.

5. Дальнейшая защита сына, несмотря на его вину, требует, чтобы оба родителя выдвинули обвинение; сын не пострадает от злого умысла одного родителя. «Его отец и мать» упоминается дважды.

6. Описанный проступок серьезен. Это не просто случай непокорного, резкого ребенка, но почти нет сомнений, что это неконтролируемый молодой взрослый человек. Закон уточняет несколько проступков, включая упрямство, непокорность,[266] продолжающееся непослушание, пьянство и асоциальное поведение. Подобное поведение способствовало расточению имущества семьи, и было заразительно плохим примером. Если сын в этом законе был первородным (как в непосредственно предшествующем законе), тогда его неисправимое сумасбродство подвергало опасности всю семью и ее будущее. Ведь если он ведет себя так, будучи младшим, что станет с имуществом семьи, если он унаследует его? Как раскрывает ветхозаветный закон в других местах, благополучие каждой семьи было заботой всего сообщества. Вот почему этот случай становится проблемой сообщества, а не просто внутренним семейным вопросом. Подобное поведение угрожало израильской семье, а если на него не обращали внимания, то оно угрожало и всему сообществу.

7. Наказание отображает серьезность проступка для Израиля. Это было преступление против завета (нарушение пятой заповеди) и поэтому против самого Бога. Оно грозило навести суд на все общество завета и, следовательно, должно быть искоренено. Конечно, мы осознаем, что ни одно государство в настоящее время не находится в таких же теократических или заветных отношениях с Богом, как Израиль. Поэтому форма наказания и уголовная ответственность, безусловно, не может быть оправдана для такого же поведения сегодня. Тем не менее, законное наказание описанного проступка в Израиле тех времен сигнализирует о серьезности его характера (закоренелое, расточительное и разрушительное асоциальное поведение) и предполагает, что есть все основания для определенной степени суровости и устрашения в предписаниях закона на серьезные преступления взрослых детей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ ДЖОРДАНО БРУНО

Из книги Инквизиция автора Григулевич Иосиф Ромуальдович

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ ДЖОРДАНО БРУНО 17 февраля 1600 г. на Кампо ди Фиори (площади Цветов) в Риме был сожжен по приказу папской инквизиции один из самых замечательных мыслителей эпохи Возрождения — Джордано Филиппе Бруно. В момент казни ему едва исполнилось 52 года, из


Как ликийский царь Иобат убедился, что Беллерофонт неспособен на преступление, в котором его обвиняли?

Из книги Новейшая книга фактов. Том 2 [Мифология. Религия] автора Кондрашов Анатолий Павлович

Как ликийский царь Иобат убедился, что Беллерофонт неспособен на преступление, в котором его обвиняли? В греческой мифологии Иобат – ликийский царь, отец Сфенебеи, супруги тиринфского царя Прета. К Иобату Прет отправил нашедшего у него приют коринфского царевича


Как оценить с христианских позиций основные идеи романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»?

Из книги Око за око [Этика Ветхого Завета] автора Райт Кристофер

Как оценить с христианских позиций основные идеи романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»? иеромонах Иов (Гумеров)Произведение это было сначала задумано как «психологический отчет одного преступления». О первоначальном замысле можно судить по письму (сер.


Преступление и наказание

Из книги Гоголь. Соловьев. Достоевский автора Мочульский Константин Васильевич

Преступление и наказание Ветхозаветное убеждение в особой ценности человеческой жизни не только создает иерархию серьезных проступков и отличает наказание смертной казнью от прочих наказаний, оно также распространяется на самого нарушителя, а также на характер и


ПРЕСТУПЛЕНИЕ И ПРИГОВОР

Из книги Второе послание Петра и Послание Иуды автора Лукас Дик

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И ПРИГОВОР «Фарисеи же и книжники роптали, говоря: Он принимает грешников и ест с ними» (Лк. 15:2). В качестве свидетельства было достаточно одного обеда. Вот как это произошло.Приблизительно через шесть месяцев после моего возвращения в Северную Алабаму


1) Преступление (2:106—11)

Из книги Толковая Библия. Том 1 автора Лопухин Александр

1) Преступление (2:106—11) Преступление этих людей, в широком плане, быстро становится очевидным. Они дерзки и своевольны, что можно описать двумя понятиями: «беспредельные эгоисты» и «безрассудные смельчаки»[155]. Их наглость поражает Петра в самое сердце: как они


Преступление Рувима, смерть и погребение Исаака

Из книги Эволюция бога [Бог глазами Библии, Корана и науки] автора Райт Роберт

Преступление Рувима, смерть и погребение Исаака 21. И отправился (оттуда) Израиль и раскинул шатер свой за башнею Гадер. 22. Во время пребывания Израиля в той стране, Рувим пошел и переспал с Валлою, наложницею отца своего (Иакова). И услышал Израиль (и принял то с огорчением).


Преступление и наказание

Из книги Конец веры [Религия, террор и будущее разума] автора Харрис Сэм

Преступление и наказание В Полинезии вожди пользовались своей богоданной властью в деятельности, типичной для вождей: устраивали пиршества, собирали войска, прокладывали дороги и строили оросительные системы, а также накапливали необходимые ресурсы[146]. Само собой,


Верующие, преступление, наказание, наука

Из книги Календарь антирелигиозника на 1941 год автора Михневич Д. Е.

Верующие, преступление, наказание, наука На фоне теократических кошмаров средневековой Европы или тех, что мы сегодня наблюдаем во многих мусульманских странах, религия в западном мире кажется нам чем-то вполне мирным. Но нас не должно сбивать с толку это сравнение.


Преступление церкви

Из книги Толковая Библия Лопухина. ВЕТХИЙ ЗАВЕТ.БЫТИЕ автора

Преступление церкви Этот рисунок взят из редчайшей книги «История преступлений пап от св. Петра до Пия VI», изданной в 1792 г. во Франции. Книга написана депутатом революционного Конвента от Парижского округа Ла-Виконтьер де Сен-Самсоном. Гравюра изображает взятие города


21. Преступление Рувима, смерть и погребение Исаака.

Из книги автора

21. Преступление Рувима, смерть и погребение Исаака. 21. И отправился (оттуда) Израиль и раскинул шатер свой за башнею Гадер. 22. Во время пребывания Израиля в той стране, Рувим пошел и переспал с Валлою, наложницею отца своего (Иакова). И услышал Израиль (и принял то с